Читать «Путь светлого короля» ~ Writer Plus
 

Читать «Путь светлого короля»

Если хотите, вы можете сразу купить повесть Путь светлого короля и читать в удобном формате, с иллюстрациями.

Если нет — читайте дальше бесплатно.

Читать книгу

Часть первая

 

Глава 1

Яркая утренняя заря расцветала над миром. Солнце освещало широкие площади Тальвинга – великой крепости наллатов – и отражалось в зеркальных крышах башен дворца.

В этот час улицы и площади города, особенно Главная площадь, были полны народа. Почти все жители посчитали своим долгом присутствовать здесь и лицезреть великое событие – коронацию Эссельналлата.

Собственно, коронацией это называлось только условно. Никакой короны предводители наллатов никогда не носили. Их символом был лёгкий белый деревянный жезл с искусно вделанными в него синими камнями. Этот жезл обладал неимоверной силой и наделял его хозяина властью, которой практически ничто не может противиться. Не случайно тёмные маги так сильно боялись этого жезла и того, кто им владеет. Но во время последней битвы они, объединившись все вместе, призвали силы тьмы и, несмотря на отчаянное сопротивление светлых магов и неиссякаемую магию жезла Эссельналлата, разбили их армию, а его самого окружили и несколько раз прокляли смертельным проклятием Шегор горор. Это проклятие не зря называется смертельным, оно полностью парализует тело, сознание и волю. Эссельналлат не выжил.

Несмотря на ту светлую память, которую оставил по себе бывший предводитель светлых, однако его правление закончилось большими жертвами для народа. Идя на бой с мощными силами тьмы, он собрал значительную армию, взял с собой всех своих ближайших помощников,  чьи имена теперь навеки войдут в перечень героически погибших за Свет. Они все были очень сильными магами, и многим казалось, что убить их невозможно. Ходили слухи, что они не смогли устоять против цепей тьмы. Но почти никто не знал, что это за цепи. И никто из тех, кто мог бы поведать об этом, не смог вернуться с поля битвы.

Между тем Главная площадь уже переполнялась. Маги посильнее, которые не были довольны положением своих тел в общей толкучке, отрывались от земли и спокойно висели в воздухе над толпой, вызывая зависть у тех, кому такое было не под силу. Но, впрочем, маги, стоявшие на площади, равно как и маги, висевшие в воздухе, считались очень и очень слабыми. Наллаты – предводители светлых магов – похоже, вообще не считали за магов тех, чьих способностей хватало лишь на то, чтобы зависнуть над землёй или пройти сквозь стену. И они имели на это основания. Редко кто из ожидавших перед дворцом наллатов церемонии коронации мог похвалиться магией выше третьей ступени. Эссельналлат же, коронации которого сегодня ожидали, после получения жезла становился магом семнадцатого уровня – высшего уровня, которого в настоящее время мог достичь светлый маг. Считалось, что этот уровень может иметь только один маг и что такой маг является от рождения избранным на роль предводителя светлых сил. Впрочем, многие поговаривали, что маг семнадцатого уровня – это маг шестнадцатого уровня плюс жезл повелителя Света. И, быть может, эти предположения и не были совсем беспочвенными.

Внезапно над одной из башен дворца с треском взметнулись несколько десятков слепящих белых молний. Потом над другой, над третьей. Очевидно, это было нечто вроде фейерверка по случаю торжества. Стоявшие на площади на этот фейерверк смотрели со страхом и благоговением. Наллаты не упускали случая продемонстрировать свою силу. Да и заклинание Лельвеллос леталис, которые создавало эти молнии, предназначалось вовсе не для фейерверков. К примеру, если бы одна из молний попала в кого-либо из находящихся перед дворцом, она испепелила бы его за несколько мгновений. Но по случаю торжества наллаты не жалели сил.

Непрекращающийся салют молний говорил о том, что церемония вот-вот начнётся. Вскоре распахнулись главные дворцовые ворота, и оттуда вышла большая группа наллатов. Все они были в белых одеяниях и с золотыми жезлами. Золотые жезлы – символы мага предпоследней ступени – ясно говорили всем, кто не знал о предстоящем мероприятии (если таковые имелись), о его важности. Наллаты выстроились полукругом, и тогда в воротах вдруг появилась ещё одна фигура.

Наллаты почтительно расступились, пропуская её вперёд. Все стоящие перед дворцом устремили на неё свои взгляды и старались не упустить ни одной черты из облика своего будущего повелителя.

Это был довольно молодой маг среднего роста с яркими голубыми глазами, с золотыми волосами, ниспадающими на плечи. Он стоял и улыбался как-то смущённо и одновременно весело, глядя на огромную толпу магов, которые пришли сюда лишь для того, чтобы на него посмотреть. Мага звали Вестельвеллер. И именно ему в ближайшие несколько минут предстояло стать Эссельналлатом.

Дальше всё было как обычно. Один из наллатов, который правил Тальвингом в период междуцарствия, сложил с себя полномочия и по традиции прочёл венчальное слово, читаемое каждый раз, когда на престол вступал новый государь. Маг, составивший некогда это слово, явно был графоманом, потому что наллат читал его так долго, что у многих появилось непреодолимое желание куда-нибудь уйти. Даже в глазах Вестельвеллера читалось, что, будь его воля, он бы давно уже исчез отсюда, и что только ответственность и отсутствие жезла мешают ему это сделать. Хотя что касается жезла, то многие маги не задумываясь отдали бы десять лет жизни только за то, чтобы несколько минут подержать в руках тот жезл, который сейчас должны были вручить Вестельвеллеру.

Но наконец наступил торжественный момент. Наллат кончил читать слово и подошёл к Вестельвеллеру.

-Волею Светлой Короны мы от имени всех магов Тальвинга вручаем тебе жезл Повелителя Света. Властвуй! – сказал он и преклонил колени.

Вестельвеллер протянул правую руку, и неожиданно у него в руке появился белый жезл с синими камнями. Этот жезл был сделан столь искусно, что его невозможно было спутать ни с каким другим. В действии же он был просто бесподобен.

-Да здравствует Вестельвеллер Эссельналлат! – грянуло на площади.

Эссельналлат с удовольствием поднял свой жезл и легко взмахнул им. Правда, он немного не рассчитал. Всех магов на площади вжало в землю, и даже наллаты несколько покачнулись от той незримой волны, что вырвалась из жезла. Вестельвеллер, который ещё не умел обращаться с этим жезлом, виновато посмотрел на толпу и опустил его.

-Слава Эссельналлату! – вновь закричали маги.

Церемония коронации была окончена. Поняв это, Вестельвеллер наконец осуществил свою мечту. Он ещё раз улыбнулся, а потом коснулся рукой верхнего камня на своём жезле и растаял в воздухе. Маги стали расходиться по домам.

Глава 2

В чёрном подземелье Доргрод в тёмном зале сидел Гаршор и злился. Трудно было сказать, на кого именно он злился. В принципе, он злился всегда и на всех, но в этот день он почему-то выглядел особенно злобным. Решив узнать, в чём дело, один из его приближённых, Гатрод, набрался решимости и подошёл к своему господину.

-Господин, почему вы сегодня такой мрачный? Кто-нибудь прогневал вас? – участливо спросил он.

Ответ Гаршора заставил его пожалеть, во-первых, что он вообще к нему подошёл, а во-вторых, что он не наложил на себя защиту от смертельного проклятия Шегор горор, которое его господин применял иногда в дело и не в дело.

-Будь ты проклят! Если я на кого-то и гневаюсь, то лишь на тех, кто пристаёт ко мне с глупыми вопросами! Как я могу не быть мрачным тогда, когда кто-то радуется? Я ненавижу светлых магов! Сегодня они снова выбрали себе предводителя вместо того, которого мы недавно убили у стен нашей крепости. Они считают себя слишком сильными и совершенно не хотят считаться с нами! Эти подлые наллаты недавно отвоевали у нас те земли, которые мы обманом захватили у них два месяца назад! Они испепелили моих бойцов молниями в тот момент, когда те хотели незаметно проклясть их смертельным проклятием, делая вид, что ведут переговоры! Будь они прокляты! И ты ещё спрашиваешь, почему я мрачный? Я не могу радоваться, когда на свете живут служащие свету! Ну что, ты доволен?

Гатрод молча поклонился. Он был доволен. Он узнал то, что хотел знать, и ему не понадобилась защита от Шегор горор. Что же лучше?

Однако Гаршор был склонен продолжать разговор.

-Новый Эссельналлат не предвещает для нас ничего хорошего. Он – центр единения светлых сил, он может сплотить их за очень короткое время. Но тот, кого избрали сегодня, – наивный простак. Он ничего не умеет, насколько я могу судить по его внешности и по его доверчивому взгляду. Его ничего не стоит обмануть.

-Но, господин, разве вы видели Эссельналлата?

-Разумеется, видел. В этом чёрном шаре, – он взял в руку чёрный металлический шар, заменяющий ему жезл, – я видел всю церемонию коронации. Почти всю: когда он получил жезл, шар сразу погас. Жезл защищает хозяина ото всего, в том числе и от наблюдения за ним. А этот маг, могу поспорить, ни о чём и не догадался. Всё-таки никакая палка не может прибавить ума!

Нет, этот новый Эссельналлат совершенно не внушает мне страха. Прежний был мудрее, опытнее, – но и он не устоял перед нашей мощью. А у этого, по-моему, ничего нет, кроме жезла и красивых глаз. Вся его опасность состоит в том, что он представляет собой центростремительную силу, которая сплачивает наших врагов. Поэтому с ним тоже надо разделаться. Ты знаешь, я ничего не люблю откладывать. Поэтому можешь начинать прямо сейчас.

-Собирать армию?

-Да. Но только тихо. Чтобы никто ничего не знал. Никто ни о чём не догадывался. Впрочем, ты знаешь мои принципы.

-Да, повелитель. Будет сделано.

Гатрод вышел из зала и пошёл раздавать приказы.

Глава 3

Вестельвеллер Эссельналлат сидел на мягком стуле и читал книгу. Его никто не тревожил – не хотели отвлекать его от важных дел. Правда, если кто-то думал, что его книга по высшей магии, то он ошибался. Вестельвеллер обожал любовные романы.

Вскоре всё-таки в дверь постучали. Вестельвеллер, не вставая, протянул руку к жезлу и снял защитное заклятье с двери. Хоть оно и считалось слабым, но грозило семью молниями Лельвеллос леталис. Обычному магу вполне хватит.

Вошёл Карфин – маг шестнадцатой ступени, друг и советник Эссельналлата.

-Да пребудет вечное благословение над великим повелителем светлых сил! – сказал он и поклонился.

Эссельналлат кивнул.

-Привет, – сказал он. Он не любил длинных приветствий и не желал учить подобающие длинные ответы. – Как дела?

-Ничего, – ответил Карфин, легко переходя на более простой стиль. – Но меня беспокоят тёмные маги.

-Что, они снова устраивают безобразия у наших границ?

-Напротив. Они словно вымерли. Это меня и волнует.

-Так это же хорошо! Хотя… Да, ты прав, от них всего можно ждать. Так что же делать?

-Меня терзают предчувствия. Мне кажется, дело нечисто. Нужно что-то предпринять.

-Например?

-Нужно пробраться в Доргрод и узнать, чем они там занимаются.

-Ты хочешь, чтобы это сделал я?

-Ни в коем случае! Гальтер, твой предшественник, погиб именно из-за этого. Он слишком сильно ничего не боялся…

-Кто же это должен сделать? Конечно, я могу попросить сариллов… Хоть они мне и не служат, но помочь наверняка не откажутся.

Эссельналлат с сожалением захлопнул книгу и, устремив взгляд куда-то в окно, позвал:

-Алсар!

Не прошло и нескольких секунд, как комнату озарил сполох света и перед Эссельналлатом явился Алсар – вождь сариллов. Внешне он был чем-то похож на Вестельвеллера. Он имел чёрные глаза, золотые волосы, яркие блестящие латы и крылья за спиной. Крылья его были словно вытканы из света и казались полупрозрачными и в то же время очень яркими и ослепляющими. На поясе в красивых ножнах висел меч.

Сариллы представляют собой особый народ. Они – не маги. Но им нет нужды в магии. Несмотря на то, что у них есть и ноги, и крылья, они никогда не используют ни те, ни другие в качестве средства передвижения, потому что обладают способностью мгновенно переноситься с места на место, проходя через все препятствия, включая даже магическую защиту. Сариллы ничего не боятся. На них не действует никакая магия, они предпочитают сторониться только высших заклинаний Света и Тьмы. Но не потому, что опасаются, просто они их «не любят».

При всём этом сариллы – свободный народ, они никому не служат и занимаются своими делами. Своим огненным мечом они поражают демонов тьмы и охраняют мироздание. Сариллов нельзя подчинить, с ними можно только заключить союз. Из всех магов они общаются за редкими исключениями только с Эссельналлатом. Только он один может призывать их в уверенности, что они явятся на его зов. Союз вождя наллатов с вождём сариллов был традиционным. Особенно крепкой была дружба между Алсаром и первым Эссельналлатом, Альвингом. К сожалению, маги, в отличие от сариллов, смертны.

Алсар взглянул на Вестельвеллера.

-Да благословит тебя Свет! – сказал он. – Что тебе угодно?

-Здравствуй, Алсар. – ответил Эссельналлат. – Мне нужна помощь твоего народа. Дело в том, что…

В этот момент Алсар посмотрел ему в глаза и, не давая Вестельвеллеру договорить, ответил:

-Хорошо. Мы поможем тебе. Сейчас я позову кого-нибудь из своих, и мы попробуем пробраться в Доргрод.

Он не издал ни звука, но через миг рядом с ним полыхнул ещё один сполох света и появился ещё один сарилл.

Они обменялись взглядами. Секунда – и маги остались вдвоём.

Карфин посмотрел на Эссельналлата.

-Что ни говори, а сариллы – высшие существа. Такие могут что угодно сделать, – сказал он.

-Это ещё что! Ты бы видел их в бою! С сариллом практически бесполезно биться. Пока враг приближается к нему, он внезапно появляется у него за спиной и пронзает огненным мечом. Раны от мечей сариллов, как известно, не лечатся ничем и болят до самой смерти. Но при такой силе сариллы убивают только демонов, которые выползают из тёмных лесов и ущелий и отравляют своей злобой наш мир. Магов они никогда не убивают, иначе каршинги (князья тёмных магов) ничего бы сейчас не замышляли…

Вестельвеллер снова взял книгу и продолжил читать. Карфин тоже достал откуда-то книжку. В отличие от вождя наллатов, он обычно читал книги по боевой магии. Хотя он и так был одним из величайших магов Света. Золотой жезл Карфина ценился на поле боя почти так же, как жезл Эссельналлата. Быть может, он и не дотягивал до Эссельналлата по силе, но был равен ему по искусности. Причём до всех высот магии Карфин дошёл сам. А Вестельвеллер получил всё сразу и теперь, кажется, был совершенно ничем не озабочен.

Прочитав несколько страниц, Карфин задумался, а потом обратился к Эссельналлату.

-Вестельвеллер, – сказал он. – Если тебе не трудно, помоги мне испробовать защитное заклинание. Книга утверждает, что оно отражает до семи молний Лельвеллос леталис или равное ему по силе. Пусти в меня, пожалуйста, семь молний, когда я его произнесу.

-Хорошо.

Карфин тихо произнёс несколько слов.

-Готово!

Вестельвеллер на секунду оторвал свой взгляд от книги и, направив свой жезл в сторону Карфина, произнёс:

Лельвеллос леталис эмикроджест!

«Лельвеллос леталис» было заклинание для создания одной молнии, а «эмикроджест» — усемеряющая приставка. Но Эссельналлат не учёл одного. Его жезл сам по себе усемерял любую магию. Он вспомнил об этом в самую последнюю секунду, и сделать уже ничего не успел.

Без одной полсотни слепящих белых молний вырвались из жезла. Воздух затрещал, раздался вопль Карфина, и в ту же секунду между ним и жезлом полыхнула вспышка, а ещё секунду спустя послышался грохот камней.

Вестельвеллер посмотрел вперёд. Карфин лежал у противоположной стены и стонал. Между ним и Карфином стоял Алсар. В соседней стене зияла большая дыра, а рядом валялись обуглившиеся камни.

Через миг Алсар и Вестельвеллер уже были рядом с Карфином. У Карфина сгорел плащ, руки были сильно обожжены, поток магии впечатал его в стену и едва не испепелил. Ни один маг не смог бы отразить такой вихрь молний. Алсару же, который по какой-то счастливой случайности вернулся из Доргрода именно в этот миг, это не составило большого труда. Молнии отразились под углом и попали в стену. Судя по тому, какой вид имела стена, можно было вообразить, что случилось бы с Карфином, если бы все молнии попали в цель.

Вленнонс иринол! – произнёс Вестельвеллер общее заклинание исцеления.

Тёмно-синий дым окутал Карфина. Ожоги исчезли прямо на глазах. Через несколько минут Карфин поднялся с пола.

-Прости меня, Карфин, – сказал Эссельналлат.

-Да ладно, пустяки, – ответил тот. – Спасибо тебе. Благодаря тебе я узнал, что моё заклинание блокирует не семь, а целых пятнадцать молний. Но не более того. Ну а в меня попали только четыре. Благодарю тебя, Алсар.

-Не надо меня благодарить. Это была чистая случайность. Я выполнил твоё поручение, Вестельвеллер. Ваши опасения не напрасны. Доргрод готовится к войне. Во всей крепости куют отравленные клинки и обучаются заклятьям Тьмы. Мой совет – не давать им подготовиться и самим начинать войну. Только на этот раз собирайте ещё большую армию, иначе вам их не одолеть. В Доргроде нас никто не видел, но мы наткнулись на мощную охранную магию. Мы её отразили, и одна из стен Доргрода… – Алсар выразительно кивнул на дымящуюся стену. – Готовьтесь к войне, ибо её не избежать. Да благословит тебя Свет!

Алсар исчез.

Вестельвеллер прошёлся по комнате. После полученных известий ему предстояло вести армию Тальвинга в поход. Чувствовалось, что роль полководца для него непривычна, но что он постарается достойно её исполнить. Поэтому он придал лицу решительное выражение и обратился к своему прислужнику:

-Карфин! – сказал он. – Я назначаю тебя главным военачальником Тальвинга и поручаю за три часа собрать всех боевых магов на Главную площадь, потому что через три часа мы выступаем на Доргрод.

Он подошёл к окну и ударил посохом об пол. Над Тальвингом семь раз прокатились раскаты грома. Таким образом он оповестил весь Тальвинг о начале войны.

Через три часа на Главной площади собралась вся армия наллатов – около восьми тысяч магов, разбитые на отряды, возглавляемые восемью наллатами с золотыми жезлами. Все они находились в полной боевой готовности. Карфин постарался. Все ждали только Эссельналлата, чтобы выступить в поход.

Через пару минут ожидания серебряная вспышка полыхнула там, где стояли предводители. Вестельвеллер по-военному прошёлся перед войсками (полчаса тренировался перед зеркалом!) и строгим повелительным голосом произнёс:

-Бойцы! Я веду вас на Доргрод, чтобы отомстить каршингам за смерть Гальтера и предотвратить их вторжение в наши земли. Всем приготовиться к перенесению под стены Доргрода! На счёт три произносим заклинание перемещения! Раз! Два!..

Через минуту Главная площадь была пуста.

Глава 4

Стены Доргрода внезапно возникли перед глазами. Они вздымались вверх мрачно и грозно. Но светлые не боятся, и войско наллатов двинулось вперёд.

Из крепости их заметили. Где-то сверкнула красная молния, и один из наллатов упал, сражённый Шегор горор. В ту же секунду над войском наллатов взметнулся встречный вихрь магии и обрушился на стены.

Лельвеллос леталис эмикроджест! – крикнул Вестельвеллер, применяя это заклинание второй раз за день, на этот раз более удачно.

Белый жезл полыхнул огнём, и через миг участок стены крепости разлетелся в осколки. Тогда ворота крепости распахнулись, и оттуда хлынуло войско каршингов. Жезл Вестельвеллера заискрил, отражая наложенные на него смертельные проклятия. Многие светлые маги падали, не успевая их отразить. Вихри светлой и тёмной магии столкнулись над полем битвы, и засверкали зелёные искры – магия частично нейтрализовывалась.

Каршинги усилили атаку. Тогда из рядов наллатов вышел Вестельвеллер. Его жезл теперь искрил вовсю, с трудом отражая бесчисленные проклятия Тьмы.

Эссельналлат направил его в сторону вражеской армии и, делая ударение на оба слога, произнёс высшее заклинание Света:

Эссель!

Это заклинание не зря называлось высшим. Каршинги отхлынули, но большинство из стоящих впереди не успели спастись.

Семнадцать раскатов раскололи небо. Семнадцать ударов сотрясли твердь. Семнадцать голубых молний невообразимой силы ударили по врагам. Несколько секунд – и ворота Доргрода разнесло в пыль, а в рядах каршингов образовалась изрядная брешь.

Жезл заискрил со страшной силой. Вестельвеллер, решив не испытывать судьбу, быстро произнёс заклинание перемещения, и его голос вновь послышался в центральных рядах армии Света.

-В атаку! Сокрушим их! Огонь!

Лавина молний обрушилась на быстро отступающих магов тьмы. Наллаты ринулись вперёд. В этот же момент Гаршор высоко подбросил свой чёрный шар, и тогда…

Из пролома на месте ворот послышался рёв, и оттуда, окружённое адским пламенем, вырвалось огненное чудище, закованное в цепи. Цепи не мешали ему передвигаться, они не сковывали ему ноги, а лишь свисали с туловища и волочились за ним.

Каршинги бросились врассыпную, не забывая при этом подбрасывать свои шары, обстреливать воинов Вестельвеллера алыми молниями и тихо бормотать различные проклятья.

Вначале чудище, похожее на огромного огнедышащего пса, погналось за ними, но тут его обожгла молния Лельвеллос, и оно, ненавидящее светлую магию больше всего на свете, резко переключилось на наллатов.

Вестельвеллер стоял рядом с Карфином  и смотрел на длинные чёрные цепи, свисающие с тела исчадия тьмы. Внезапно один из наллатов бросился на этого пса с мечом, но случайно коснулся одной из цепей и тут же свалился мёртвым.

Карфин прошептал, указывая в сторону демона:

-Это и есть… Цепи тьмы… Кодоры – демоны мрака…

Ещё один наллат коснулся смертоносной цепи. Его не спасло даже мощное охранное заклятье. В то же время из ворот Доргрода выскочили ещё несколько кодоров. Наллаты гибли десятками. Там и тут вспыхивали белые молнии Лельвеллос и золотые кольца заклинания Сэнджест о рокорот, парализующего тело и мысли того, на кого накладывалось. Непрестанно грохотал гром, и молнии Эссель со всей силой ударяли в каршингов и кодоров. Каршинги умирали сотнями, но на кодоров слабо действовала даже высшая магия Света, и они производили в рядах противника невероятные опустошения.

Вдруг в воротах полыхнуло неистовым огнём, и появилось страшное чудовище, по сравнению с которым прочие кодоры казались какими-то карликами – Великий Кодор. Он почти не различал друзей и врагов. Поле битвы мгновенно покрылось грудами трупов. А Кодор с громким рёвом бросился вперёд, сквозь строй наллатов приближаясь к их вождям. Внезапно Карфин заметил, что рядом с ним образовалось пустое место. Оно образовалось там, где только что стоял Эссельналлат.

…Перед самой мордой огнедышащего демона сверкнула яркая вспышка, а ещё секунду спустя семнадцать ярчайших голубых молний вонзились в его плоть. Кодор взревел и отпрянул назад. Но не успел он вновь сделать скачок вперёд, как воздух прорезали ещё семнадцать молний. Кодор пришёл в неописуемую ярость и прыгнул вперёд.

Эссель!

Вихрь молний отбросил его далеко назад, но не причинил вреда. Однако Вестельвеллер успел заметить зелёные искры, пробежавшие по всему телу кодора. Совместными усилиями каршинги нейтрализовывали заклинания Эссель. Гаршор очень быстро терял силы, защищая своё главное орудие смерти от самого сильного заклинания Света, применяемого самым сильным светлым магом.

«Каршинги охраняют тело кодора», – в быстром темпе пронеслось в голове Эссельналлата. – «А охраняют ли они его разум?»

Он вскинул свой жезл, направил его в голову приближающегося кодора и произнёс:

Сэнджест о рокорот!

Семь ярких золотых колец на миг зависли в воздухе, а потом растворились. Когда кодора и Эссельналлата разделяло менее пяти метров, первый вдруг резко развернулся и бросился на каршингов. блокировал остатки разума, и Кодор теперь уже совершенно не Сэнджест о рокорот помнил, за кого ему нужно сражаться. Каршинги хотели укрыться в крепости, но они забыли, что ворот больше не существует,  нигде не могли спастись от бушующего страшилища и в большом количестве гибли у него под ногами. А Вестельвеллер вдруг взглянул на одного из кодоров, и его посетила ещё одна счастливая мысль. Подняв глаза к небу, он призывно воскликнул:

-Алсар!

Секунда – и Алсар был перед ним. Ему не понадобилось ничего объяснять, он сразу увидел кодоров и всё понял. Секунда – и рядом с Алсаром появилось около двух сотен сариллов. Ещё несколько секунд – и в воздухе засверкали мечи сариллов с огненными клинками. Они пробивали любую магическую и немагическую защиту и глубоко вонзались в тела кодоров. Кодоры сходили с ума от боли и бросались на кого попало. Когда Главный Кодор попытался броситься на Алсара, Гаршор подбросил свой чёрный шар и насильно телепортировал Кодора в одно из подземелий Доргрода. Очевидно, он был дорог ему как память.

Некоторые сариллы, правда, тоже касались цепей и навечно исчезали из этого мира. Но таких было очень немного. А вот кодорам повезло гораздо меньше. Хотя на поле боя было около шестисот кодоров, через несколько минут их количество существенно уменьшилось. Сариллы ненавидели демонов, обладали способностью мгновенно перемещаться в пространстве и прекрасно владели огненными мечами, клинки которых казались тонкими струйками ослепляющего света.

Некоторые каршинги попытались наложить на сариллов смертельное проклятие. Лучше бы они этого не делали. Сариллы – не маги. Достаточно сильный маг может блокировать заклинание, создать защиту, о которую оно разобьется, исчезнет. Сариллы же умеют отражать заклятья. И многие тёмные маги упали замертво, сражённые своим же смертельным проклятием.

Минут через двадцать рядом с Вестельвеллером возник Алсар.

—Да благословит тебя Свет! – сказал он. – Все кодоры перебиты. Мы были рады помочь вам. Любое зло нам ненавистно, но мы не убиваем магов, поскольку любой из них может встать на путь служения добру. Демоны же этого пути не имеют, поэтому мы никогда их не щадим. Да благословит тебя Свет!

Несколько светлых вспышек – и все сариллы исчезли. Каршинги стали поспешно отступать. Вскоре наллаты загнали всех их в крепость, но дальше они пока не шли. Ни Карфин, ни Эссельналлат не отдавали приказа штурмовать крепость. Дисциплина же в армии наллатов была идеальная.

А эти двое, от решения которых зависела судьба всех тёмных магов, стояли рядом и советовались друг с другом.

-Ты разрешаешь отдать приказ о штурме? – спросил Карфин.

Вестельвеллер задумался.

-Не стоит, – наконец сказал он.

-Но почему?

-По многим причинам, Карфин. Во-первых – зачем? Мы уже отклонили угрозу нападения на наши земли. Каршинги разбиты наголову, они ещё долго не посмеют высунуться. Если штурмовать крепость, наша армия уменьшится как минимум втрое. Тебе это надо? А потом, мы очень долго не сможем обжить Доргрод, если захватим его. Я знаю, что это такое. Куча подвалов, подземелий, залов, на входе в каждый зал – десяток смертельных проклятий и пара сотен других.

-Но можно попросить сариллов! Они расколдуют все входы!

Вестельвеллер снова замолчал. Он обдумывал слова Алсара.

-Мы оставим их в живых, – сказал он. – Светлые должны быть светлыми. Жизнь им я сохраню. Но они надолго нас запомнят, – добавил он.

Эссельналлат положил палец на один из камней в своём жезле и произнёс, усиливая магией свой голос до такой степени, что его слышали все жители Доргрода:

-Каршинги! От имени Светлой Короны я, Вестельвеллер Эссельналлат, сохраняю всем вам жизни и не требую за них никакого выкупа. Я оставляю вам вашу крепость и не связываю вас ничем. Но предупреждаю – если вы пойдёте войной на нас, пощады не будет никому. Мы имеем достаточно сил, чтобы уничтожить вас всех. А чтобы вы не сомневались…

Гаршор, услышав последнюю фразу, сразу телепортировался в самое дальнее и глубокое подземелье Доргрода. Он знал, что она не предвещает ничего хорошего. К тому же, в списке достоинств повелителя тьмы не числилась смелость.

Эссель!

Шесть башен Доргрода задрожали и закачались, две из них с грохотом обрушились, остальные обвалились и обсыпались. Это был прощальный подарок Эссельналлата. А через три минуты армия наллатов уже победоносно шествовала по Тальвингу.

 

Глава 5

Тальвинг праздновал победу. Начало торжества было объявлено на утро. За несколько минут до назначенного срока Вестельвеллер выглянул в окно. На Главной площади толпились только простые маги. Наллатов среди них не было. Но Эссельналлат знал, что наллаты могут появиться и в самую последнюю секунду. Заклинания перемещения они вообще не признают за магию.

Сегодня по случаю победы должны были состояться большие торжества, в том числе и турнир магии, где каждый маг может испытать своё магическое искусство. Турнир традиционно разделялся на три этапа: атака, защита и одиночные бои. Во время первого этапа можно было применять любую боевую магию, ослабляя её специальным турнирным заклинанием-приставкой мальвент. В этой части турнира группа магов определённого уровня атакует магией магов более высокого уровня с мощной защитой. Если они пробивают защиту какого-либо мага, то он признаётся поражённым и больше не участвует в турнире. Во время второго этапа стороны меняются местами. Те маги, которые оставались после этих двух этапов, получали повышение уровня на одну ступень.

А во время заключительной части состязаний любые два мага могут померяться друг с другом силой. Побеждённым признаётся тот, кто лишится возможности применять магию, способности двигаться или на время потеряет сознание. Условия поединка достаточно жёсткие: бороться на своих жезлах запрещается, для этой цели соперникам выдаются специальные турнирные жезлы. Сила каждого из противников зависит от их собственных способностей и от умения быстро приспосабливаться к новым источникам магии. Запрещалось использовать тёмную магию.

Турнир, который так любили все светлые маги, должен был вот-вот начаться.

 

Глава 6

За несколько часов до этого в Доргроде происходил разговор Гаршора с Гатродом, который на этот раз поставил на себя тройную защиту от Шегор горор.

-Будь ты проклят! Из-за тебя мы проиграли! Ты собирал армию! Ты командовал ею! И ты не смог убить этих глупых наллатов и этих крылатых тварей! Если бы я принял на себя руководство, все они давно бы умерли! Будь ты проклят!

Гатрод промолчал. Он знал, что сам Гаршор никогда бы не вышел на поле боя. Он слишком ценил свою жизнь.

Шегор горор! Почему ты молчишь? Тебе нечего сказать в своё оправдание! Ты заранее всё предвидел, подлый предатель! Шегор горор!

Две ярко-алых молнии ткнулись в голову Гатрода и тут же угасли. Защита действовала. Не будь её, Гатрод бы уже два раза был трупом без надежды на воскрешение.

Но Гаршор этого не заметил. Он вовсе не хотел убить своего слугу. Он просто по рассеянности применил смертельное проклятие вместо своего обычного «Будь ты проклят» – фразы, которую он использовал как приветствие и благодарность, а также когда хотел выразить радость, гнев, уважение, зависть, ненависть и множество других чувств. Гаршор в глубине души прекрасно понимал, что Гатрод ни в чём не виноват. Ему просто нужно было сорвать на ком-нибудь свой гнев. Да и Гатрод это тоже понимал. Он уже успел привыкнуть к вечной роли «крайнего».

Но Гаршор позвал его не только для того, чтобы выместить на нём злобу. Для этой цели он вполне мог бы позвать кого-нибудь из магов послабее, гробить своего первого советника было вовсе необязательно.

-Подойди сюда! Если ты хочешь искупить свою вину, то ты должен выполнить моё поручение. Если не выполнишь, ты умрёшь!

Гатрод подошёл к трону Гаршора и с удивлением посмотрел на своего владыку. Гаршор всегда угрожал, но на этот раз Гатроду показалось, что он не шутит.

-Дай мне твой шар, – приказал Гаршор.

Гатрод подчинился.

Гаршор достал откуда-то белый жезл, подобранный на поле боя. Он поднёс жезл к шару Гатрода. Засверкали зелёные искры. Гаршор начал произносить заклинание слияния. Гатрод изумлённо смотрел на него и ровным счётом ничего не понимал. Зачем он это делает? Слияние источников белой и темной магии было неразумно – оно во много раз ослабляло силу и жезла, и шара.

Сверкнуло алое пламя, и через минуту Гаршор протянул ему белый жезл, который по внешнему виду ничем не отличался от жезлов наллатов.

Гатрод принял жезл. В нём, видимо, соединилась светлая и тёмная магия, и теперь Гатрод мог использовать не только чёрные, но и белые заклинания. Но сейчас Гатроду было не до жезла.

-Что я должен делать? – спросил он.

И Гаршор ответил:

-Убить Эссельналлата или принести мне его жезл!

-Но как? – спросил Гатрод, и ужас мелькнул в его глазах. Это задание было заведомо невозможно выполнить. Но Гаршор был неумолим.

-Приготовься! Через минуту ты будешь в Тальвинге! И не возвращайся, пока не выполнишь то, что я приказал!

Гаршор подбросил свой шар, весь мир вокруг Гатрода завертелся, и через миг он увидел ворота красивой белой крепости, в которые рекой текла толпа магов.

Гатрод тяжело вздохнул и присоединился к толпе.

Глава 7

Вестельвеллер с достоинством вышел из  главных дворцовых ворот и оглядел многотысячную толпу, стоявшую у стен дворца. Семь белых молний с треском пронзили воздух. Установилась полная тишина – все приготовились слушать.

-Маги Тальвинга! Сегодня мы празднуем великое событие – победу над тёмными магами и над силами Тьмы. Но наш праздник омрачён великой скорбью. Тысяча восемьсот магов не явились с этой войны. Они погибли за правое дело, освобождая наш мир от силы зла. Все они – достойнейшие среди светлых магов, ибо они пролили свою кровь во славу Света, во славу Тальвинга, во славу, – голос Эссельналлата дрогнул, – своего короля. Их имена навеки останутся в наших сердцах и украсят собой список истинных героев Тальвинга! Да будет так!

Жезл Вестельвеллера взорвался миллионами розовых, голубых и зелёных искр. Застыла непроницаемая тишина. Минуты через три он продолжил:

-Победа наша велика. Поэтому сегодня у нас большой праздник! По случаю этого праздника я объявляю большой магический турнир!

В толпе магов сразу появилось большое оживление. В последний раз магический турнир проводился лет восемь назад, а для магов это было одно из самых любимых развлечений. Любого прельщала возможность испытать свою силу и одновременно получить более высокий уровень. Да и смотреть на это захватывающее зрелище было чрезвычайно интересно.

Вскоре всё для турнира было организовано – в центре площади выделена специальная площадка, ограниченная магическими стенами. Все зрители были рассажены вокруг неё. Сильные маги, как всегда, порхали над более слабыми. Кое-где возникали конфликты, переходящие в магические драки, но наллаты были начеку. Пара-тройка частично парализующих тело и сознание колец Сэнджест о рокорот – и дерущиеся на удивление быстро успокаивались.

Через некоторое время всё было готово к началу турнира. На площадке друг против друга выстроились две партии магов – относительно слабые маги, которые желали повысить свой уровень, и наллаты, которые тоже этого желали. (Наллатом светлый маг считается, начиная с одиннадцатой ступени, с которой можно начать пользоваться заклинанием Лельвеллос леталис. Поэтому особой напористостью на магических турнирах обычно отличаются маги десятой ступени, для которых повышение на одну ступень даёт огромные привилегии). Маги приготовились к атаке, наллаты – к защите. Карфин, которого Эссельналлат назначил главным судьёй турнира, поднял свой золотой жезл и выстрелил тремя золотыми молниями. Турнир начался.

Вестельвеллер некоторое время смотрел на магов, осыпающих друг друга сотнями заклинаний, но потом ему это наскучило, и он телепортировал из дворца недочитанный любовный роман. Он сразу углубился в чтение и поднял голову от книги лишь тогда, когда уже определили победителей.

После этого начался третий этап турнира. Из числа зрителей вышел один из магов и громко выкрикнул имя другого мага. Вызванный встал напротив него. Вынесли два специальных турнирных жезла розового цвета и раздали противникам. Магия этих жезлов специально была ослаблена, так что приставку «мальвент» добавлять уже не требовалось. Это было сделано для того, чтобы кто-нибудь, по-настоящему разозлившись, не уничтожил соперника настоящим боевым заклинанием.

По знаку Карфина началась борьба. Один из магов вскинул свой жезл и выпустил молнию Лельвеллос, но другой успел вовремя наложить на себя защиту, и молния не достигла цели. После этого молнии и жёлтые кольца Сэнджест о рокорот слились в единый вихрь и смешались с множеством других заклятий – противники практически не давали друг другу опомниться. Но вскоре один из них, видимо, не успел создать какую-то защиту и рухнул как подкошенный, сражённый тремя золотыми кольцами. Раздался радостный крик победителя. Он добился своего – сразил противника и получил сразу две ступени магии.

Вестельвеллер снова уткнулся в книгу и надолго отвлёкся от турнира. За это время три пары магов успели сразиться друг с другом. После чего на турнирную площадку вышел ещё один маг. Он был явно из наллатов, одет он был в белые одежды, а на лице застыла какая-то заносчивая снисходительная улыбка. Он занял свою позицию на поле и громко выкрикнул имя вызываемого, причём в голосе ясно прозвучала презрительная нотка:

-Вестельвеллер Эссельналлат!

Эссельналлат удивлённо поднял глаза от книги. Тот факт, что его вызывают, не сразу до него дошёл. Он поймал не менее удивлённый взгляд Карфина. Никто не ожидал подобного. За всю историю Тальвинга ещё никому не приходило в голову вызвать на бой Эссельналлата.

Если честно, повелителю Света совсем не хотелось с кем-то биться. Вместо этого он бы лучше ещё почитал свою книжку. Но отказаться от вызова было нельзя. Поэтому Вестельвеллеру предстояло подняться с места, спуститься с трибуны и выйти на поле боя.

Однако он поступил умнее. Через пару секунд небо Тальвинга расколол раскат грома, и Вестельвеллер спокойно материализовался напротив своего врага.

Тот вздрогнул, явно не ожидая столь быстрого появления противника, но тут же снова придал своему лицу спокойно-насмешливое выражение.

Вестельвеллер сознавал своё положение. Он не был уверен, что сможет успешно применять магию, сменив жезл повелителя Света на обычный турнирный жезл. К тому же, в последнее время он не особенно налегал на книги по боевой магии – они ему казались скучноватыми и неинтересными. А вот по глазам его противника было понятно, что он, перед тем как вызвать на поединок такого соперника, впихнул себе в голову почти всю библиотеку Тальвинга.

Эссельналлат прекрасно понимал, что здесь, на глазах всех светлых магов, он не имеет права проиграть. Как он после этого будет выглядеть в глазах своего народа? Но при всём этом Вестельвеллер не боялся. Он тоже знал немало заклинаний и умел их применять.

Всё это он успел подумать за один миг, а потом жезл Карфина опять выстрелил несколько молний. Медлить более было нельзя. Увидев, что его противник вскидывает свой жезл, Эссельналлат быстро поднял свой и за одно мгновение создал практически непробиваемую магическую защиту. При всех своих достоинствах эта защита имела тот недостаток, что её нужно было постоянно удерживать, раз за разом прокручивая в голове заклинание из пятнадцати слов. Любая посторонняя мысль – и защита соскальзывает. Но в этом и состояла избранная Вестельвеллером тактика. Он ждал, пока его противник выдохнется и растратит свою магию, пытаясь пробить эту защиту, чтобы потом ответить мощным молниеносным выпадом.

Он не ошибся. Семь молний прорезали воздух, но не причинили ему никакого вреда. Только тонкой иголочкой кольнула боль в голове в тот миг, когда сработала защита. Ещё семь молний. Тот же результат. Тогда противник начал применять какие-то странные, мало кому известные, редко используемые и не особо эффективные заклинания. Среди них было заклинание сонливости, заклинание парализации пальцев ног, заклинание вызывания дождя и множество других. Дождь и правда начал накрапывать, но Карфин счёл, что это не дело, и мощной воздушной струёй угнал тучу далеко за пределы Тальвинга.

Однако противник Эссельналлата наконец понял, что таким образом он ничего не добьётся. Защита держалась прочно. К тому же он, видимо, вспомнил правило № 637 из книги «800 советов белым магам», которую написал тот же автор, что составил венчальное слово. Правило гласило: «Белый маг должен прекратить свои действия, буде они не приносят желаемого результата».

Последовав этому совету, он перестал обстреливать Вестельвеллера потоками магии. Тот решил, что его противник уже выбился из сил, но не тут-то было. Он тихо прошептал несколько слов, и из жезла вылетела тонкая фиолетовая молния. Засверкали зелёные искры, и Вестельвеллер вдруг почувствовал, что защиты более не существует. До него не сразу дошло, что враг использовал тёмную магию, а когда дошло, то он уже лежал на земле, сражённый молнией Лельвеллос.

Эссельналлат вскочил на ноги, но вторая молния тут же вернула его в прежнюю позицию. Это повторялось несколько раз. Трибуны зашумели. Карфин привстал с судейского кресла и что-то закричал. Сотни тысяч глаз были устремлены на Вестельвеллера и на его врага. Никому не было дела до того чтобы оглядываться по сторонам. А зря.

Глава 8

Гатрод с самого начала турнира искал способ выполнить поручение Гаршора. Ещё в Доргроде он понял, что убить Эссельналлата ему не удастся. Гатрод прекрасно видел, как на поле боя сотни магов проклинали его смертельным проклятием, и ему ничего не делалось. Поэтому он решил и не пытаться исполнить первую часть приказания Гаршора. Тем более что здесь, в Тальвинге, любая сильная чёрная магия была бы обязательно кем-нибудь замечена. А нельзя сказать, чтобы наллаты с большой симпатией относились к лазутчикам из Доргрода.

Выкрасть жезл Эссельналлата казалось Гатроду не более простым делом, не менее опасным, но всё же не таким безнадёжным. Гатрод решил попробовать. Что ему оставалось делать? Мысль явиться к Гаршору, не выполнив его приказа, ему даже ни разу в голову не пришла. Гаршор такого не прощал.

Всё складывалось в пользу Гатрода. Когда Вестельвеллер сидел, уткнувшись в книжку, Гатрод уже начал раздумывать, заметит ли он, если у него в это время украсть жезл, и уже почти решился на это, как Эссельналлата вызвали на бой. Тот закрыл свою книжечку, положил её на сиденье, коснулся жезла и телепортировался на поле боя. А жезл так и остался стоять прислонённым к спинке кресла.

Грех было упускать такой шанс. Правда, перед этим Гатрод некоторое время наблюдал за турниром. В отличие от многих магов (в том числе и от Карфина), он заметил зелёные искры, а когда Вестельвеллер упал на землю, Гатрод начал в глубине души лелеять надежду, что противник Эссельналлата выполнит данное Гатроду поручение. В то же время ему стало почему-то жаль Вестельвеллера. Гатрод поймал себя на мысли, что тот внушает ему больше симпатии, чем Гаршор. Хотя если сравнить характеры двух царственных особ, то этот факт не покажется столь уж удивительным.

Наконец Гатрод окончательно решился. Он воздел свой жезл и произнёс заклинание перемещения. Спустя секунду он оказался у того кресла, в котором недавно сидел Эссельналлат.

Книга и жезл всё так же находились на своих местах. На Гатрода никто не обратил внимания. Он ухмыльнулся, наложил на себя самую мощную защиту и протянул руку к жезлу Эссельналлата. Взяв его, он поставил свой жезл на его место. Нельзя применять магию, когда держишь два или более жезлов. Неизвестно, как они отреагируют на магию друг друга. Иногда эти последствия бывают очень плачевными. В том, что так произойдёт на этот раз, Гатрод не сомневался. Жезлу повелителя света вряд ли понравится магия тёмно-светлого жезла Гатрода…

Гатрод ещё раз усмехнулся (ведь как просто всё получилось!) и произнёс заклинание перемещения в Доргрод. Одновременно он закрыл глаза. Можно лишиться зрения, если держать их открытыми во время телепортации. Это известно всякому. Гатрод не был исключением.

Через пару секунд он вновь их открыл. Больше всего Гатрода поразило то, что ничего вокруг не изменилось. Он стоял всё на том же месте, около кресла Эссельналлата. Лишь над головой у Гатрода зависли семь колец заклинания Сэнджест о рокорот. Очевидно, магия сработала как-то не так.

Гатрод повторил заклинание. На этот раз он даже не стал закрывать глаза. Однако он ничем не рисковал. Заклинание опять не сработало.

«Что это значит?» – недоумённо подумал Гатрод. – «Жезл повелителя Света не может дать осечку».

Он сделал шаг в сторону своего жезла, и в тот же миг семь золотых колец несколько опустились, и теперь они висели прямо перед его глазами. Гатрод знал, что если одно из них растворится, то через мгновение его тело полностью парализует. Он сможет только стоять и моргать. Два кольца – парализует все органы чувств. Три – сознание. А семь – тоже сознание, но уже навсегда.

Отклоняясь от колец, преградивших ему путь к жезлу, Гатрод сделал шаг назад. Кольца тут же поднялись на прежнее место. Гатрод повторил попытку. Шаг вперёд – кольца спускаются вниз. Шаг назад – опять вверх. Два шага вперёд – кольца спускаются и начинают растворяться. Два шага назад – и опять всё нормально.

И тут до Гатрода дошло. Его попытка похитить жезл была замечена самим жезлом. Кольца Сэнджест о рокорот висели в воздухе и ясно говорили: «Ни с места!»

Гатрод запаниковал. Мысль бежать ему и в голову не пришла – это было бесполезно. От заклинания нельзя убежать. Тем более от парализующего.

Всё, что он смог, – это сделать шаг вперёд и аккуратно, стараясь не провоцировать кольца, поставить на место жезл Эссельналлата. Когда он вернётся, несколько странно будет встречать его с его жезлом в руке. В тот же миг он коснулся ногой своего жезла, пытаясь добиться от него помощи. Но тот понял его по-своему и сжёг багровым огнём роман Вестельвеллера.

Гатроду в его положении оставалось только дожидаться возвращения хозяина жезла. Он осторожно повернулся в ту сторону, откуда он должен был прийти, – в сторону турнирной площадки. Кольца не возражали. Потратив на это некоторое время, Гатрод избрал такую позицию, чтобы он стоял не слишком близко к креслу Эссельналлата, а кольца висели не слишком низко над его головой. Тогда он тяжело вздохнул и стал смотреть турнир.

Глава 9

Вестельвеллер быстро выкрикнул заклинание и направил жезл на врага, но молния вновь сшибла его с ног, и его собственная молния улетела в небо. Тогда он исхитрился и вновь поставил защиту. Несколько заклятий разбилось, но очередная фиолетовая молния опять её снесла. Кажется, что на этот раз опять никто не заметил зелёных искр. Молния – и Эссельналлат вновь лежит на земле.

Тогда он наконец разозлился.

«Что я ему, кролик, что ли, чтобы сто раз подряд сшибать меня одним и тем же заклинанием?» – с раздражением подумал он. Молния опять прервала его размышления и швырнула его на землю.

Вестельвеллер пришёл в ярость. Он не мог больше сносить такой позор. Он опять вскочил на ноги и, пока в него не попала молния, громко крикнул:

-Эссель!

Эссельналлат забыл, что это заклинание на турнирах не срабатывает. Считалось, что магия турнирного жезла слишком слаба для него. К тому же, он не успел направить жезл на врага и снова упал.

В тот же миг раздался треск. Турнирный жезл в руках Вестельвеллера разлетелся на куски… а ещё через миг семнадцать голубых молний с такой силой ударили по его врагу, что тот как мешок свалился на землю и встать уже не смог. Теперь он лишь лежал и стонал. Его турнирный жезл испепелился.

Вестельвеллер встал, сжимая в руках обломки. Как ни странно, Эссель всё же сработало, но жезл не выдержал такой нагрузки.

Трибуны взвыли. Над ними взвились жёлтые искры – знак того, что все зрители в восторге. Хотя трудно было поверить, что Вестельвеллер совершил невозможное. Но, во-первых, он не на шутку разозлился, а во-вторых, он всё-таки Эссельналлат.

А что до того, что жезл был направлен не туда, то в случае с Эссель это не имеет никакого значения. Данное заклинание действует не на того, на кого направлен жезл, а на того (или то), кого хочет уничтожить произнесший его маг.

Но всё равно это было не такое мощное Эссель, как то, которым он на прощание одарил Доргрод. Будь в руках Вестельвеллера его собственный жезл, разнесло бы всю площадь. А так его соперник отделался только ожогами. Над ним уже склонились маги-целители и стали приводить его в чувство. На миг Эссельналлат вспомнил про зелёные искры и чёрную магию, но решил, что жаловаться на это главному судье недостойно Эссельналлата. Да и потом, враг его и так наказан достаточно. Теперь он не скоро придёт в себя.

Под ликующие возгласы толпы он спокойно двинулся по лестнице наверх, к своему креслу.

Протиснувшись мимо какого-то мага, который почему-то выглядел испуганным, он взял свой жезл. Жезл заискрил. Но Вестельвеллер не понял, в чём дело. Дело же было в том, что кольца Сэнджест о рокорот втянулись обратно в жезл.

Гатрод подошёл к креслу и поднял свой жезл. Тем временем Вестельвеллер заметил пепел от своей книжки.

-Ну надо же, кто-то сжёг мою книгу! – огорчённо воскликнул он и повернулся к Гатроду. – Ты не видел, кто это сделал?

-Нет, – ответил тот.

-Ну ничего страшного, – сказал Вестельвеллер. Он ударил по пеплу своим посохом и поднял полностью восстановившуюся книжку. Потом он внимательно посмотрел на Гатрода, потом на его жезл. Гатрод сейчас мог спокойно телепортироваться в Доргрод, но почему-то его не тянуло.

-Скажи, ты наллат или не наллат? – спросил Вестельвеллер, явно заинтересовавшись жезлом Гатрода.

-Я… не наллат, – сказал Гатрод. Внезапно он бросил свой жезл к ногам Эссельналлата и произнёс со слезами в голосе: – Пожалуйста, разреши мне быть наллатом!..

Глава 10

Доргрод кипел как котёл. Гаршор сидел в тронном зале и дрожал. Он чувствовал, что время его истекает и власти его положен предел. Хотя он и не любил об этом вспоминать, но он не был полновластным властелином Доргрода. Некогда он узурпировал власть, частично изгнав и частично уничтожив законных правителей. Неизвестно доподлинно, как он это сделал, но Шегор горор он точно использовал не один десяток раз. Однако вечно такое продолжаться не могло.

Если Гаршора и не свергнули сейчас по всем правилам, то лишь потому, что он никому до поры до времени не мешал. Но никто его уже и не слушал. Весь народ сплотился вокруг долгое время таившихся, а теперь внезапно откуда-то возникших шестнадцати потомков рода Рогоров, который изначально правил Доргродом. Но, возможно, никто бы про них и не вспомнил, если бы не древнее пророчество, которое хранилось и переписывалось со времён Рогора I. Каждый год в день основания Доргрода его громко зачитывали перед всем народом, чтя таким образом память первого короля. Так было до тех пор, пока Гаршор не отменил это мероприятие. Ему было невыгодно, чтобы народ из года в год слышал о тех, кто может оспорить его власть. Правда, это не дало никакого результата. Пророчество крепко засело в памяти народа. Долгое время оно не беспокоило Гаршора. Но после битвы с наллатами оно внезапно перебаламутило весь Доргрод. Гаршор не любил мистики. Возможно, какой-то смысл в пророчестве и был, но слишком туманными и неясными были его слова. Трудно, очень трудно было что-либо в них понять.

«Когда силы тьмы захотят победить,

Мечту свою смогут они воплотить.

Восстанут шестнадцать великих царей

И щит создадут, что щитов всех прочней.

Случится же это, когда Светлый Свет

Великую крепость разрушит на нет.

Тогда они светлых всех смогут смести,

Тогда никому их уже не спасти.

Над Светом же Светлым заклятье Миров,

И он не страшится отравленных слов.

У тёмных вовеки прощения нет,

И кровью омоется страшный завет.

Их ненависть станет для всех роковой:

За Гранью разрушится холм гробовой».

Очень странное пророчество. Первые две строчки радовали сердце тёмных магов, а вот дальше шла полная бессмыслица. Правда, после поражения каршингов многим пришло в голову, что «великая крепость» – это и есть Доргрод. В том, что она разрушена «на нет», убедиться было несложно. В историю Доргрода по велению Гаршора записали, что «после непростой войны с наллатами величественная крепость каршингов в некоторой степени изменила свои архитектурные особенности». А говоря проще, Доргрод лежал в руинах. После прощального Эссель в нём не осталось ни одного уцелевшего здания. Однако никто не пострадал. Очевидно, Эссельналлат мысленно приказал заклинанию не убивать магов.

Но и это было ещё ничего. Решающее значение имело открытие одного из шестнадцати потомков Рогора, который установил, что с языка наллатов слово «веллер» переводится как «солнечный свет», а «вестль» — «духовный свет». Сомнений не оставалось. В пророчестве явно имелся в виду Вестельвеллер.

Шестнадцать царей не замедлили восстать. Поскольку следующий пункт пророчества сулил каршингам победу, все они объединились под властью новоявленных правителей. Чтобы вернуть сейчас себе прежний статус, Гаршору было необходимо какое-нибудь мощное оружие. Например, жезл Эссельналлата. Но Гаршор знал, что Гатрод не выполнил приказ и переметнулся на сторону белых. Здесь он был бессилен. Он не мог достать его в Тальвинге, но поклялся самому себе, что если они когда-нибудь встретятся, он наложит на него десятикратное Шегор горор. Хотя нельзя сказать, чтобы он очень желал этой встречи. Если Эссельналлат оценил Гатрода по достоинству, то Гатрод теперь наверняка является наллатом как минимум пятнадцатой ступени и владеет заклинанием Эссель. А с такими лучше не встречаться.

Доргрод опять стал готовиться к войне.

Хотите читать дальше?

Настало время купить поэму и узнать, чем закончилась эта история.

Хотите читать дальше? Купите книгу!