«Очищение духом» ~ Writer Plus
 

«Очищение духом»

Читайте роман ""Очищение духом" полностью

«Вечная борьба добра и зла по обе стороны великой реки Келирон не оставляет равнодушным никого. Частью этой борьбы становится и девушка Ривелсея. Она уходит из дома и вступает в Орден ратлеров, движимая желанием сделать что-то полезное для всех людей – а попадает в круговорот кровавого хаоса.

 

Опасные улицы крупного красивого города, девственные леса и бесконечные болота – где же она обретёт себя? Кто из врагов окажется другом, кто из друзей предаст? Сколько будет длиться война и почему девушка с горящими глазами с грустью говорит, что война со злом – это перебрасывание огня через себя? И наконец – где же Ривелсея обретёт свою любовь?»

 

«Очищение духом» – на данный момент главное фэнтези-произведение писателя Никиты Марычева, над которым автор работал почти 10 лет. Несмотря на большой объём эпопеи, читатели утверждают, что она читается на одном дыхании. Этому способствует летящий динамичный сюжет, минимум описаний и отвлечённых рассуждений, огромная эмпатия главной героини – упорной девушки Ривелсеи.

 

Фрагменты «Очищения духом» размещены на множестве читалок и в магазинах, но лишь здесь роман присутствует целиком.

 

Если хотите, вы можете сразу купить трилогию «Очищение духом» за 180 рублей и читать в удобном формате.

 

Или читайте дальше бесплатно.

 

Читать книгу

Книга вторая. Очищение огнём 

 

Глава 4

 

Однако же, она увидела его на следующий день, Ох, Генрес-Генрес! Как же он любит строить из себя такого вот придурковатого и легкомысленного чудака, если до сих пор его таковым практически Ривелсея и считала. Сегодня утром, придя пораньше на собрание командиров и заодно притащив с собой уложенный вечером рюкзак – она не была нисколько уверена, что ещё будет возможность зайти к себе – Ривелсея почти сразу увидела Генреса: он, одетый в оранжевый с голубым плащ, стоял невдалеке от основной синеющей группы и о чём-то общался с Кестанартом.

 

Он подошёл к ней не сразу, как только закончил разговор, а некоторое время ещё стоял, смотрел по сторонам, на небо…

 

— Здравствуй, Ривелсея!

 

— Наконец-то, – сказала она. – Неужели я так выросла?

 

— Выросла? – он оценивающе окинул ей взглядом, как будто бы рост измеряя. – Да, выросла, конечно, хотя и не так, как надо бы, но уже что-то…

 

— И на том спасибо.

 

— Да, и на том.

 

— Что в Анрельте? – спросила Ривелсея. Её и в самом деле волновал этот вопрос.

 

— Я оттуда вернулся только позавчера, – поведал Генрес. – Знаешь, ты наворотила даже больше, чем я предполагал. И знаешь, если ты про Посольство – ну, можно сказать, им наподдали. Не то чтобы они совсем, конечно, сгинули – но теперь им приходится несладко. И придётся ещё неслаще.

 

— Наподдали? Тем, что я расправилась с этими двоими… предводителями?

 

— Высокого мнения о себе? – усмехнулся Генрес. – Ну как тебе сказать… пожалуй что и так. Не то чтобы ты их разгромила, нет, но ты их так переполошила, что они на время как бы рассыпались, потеряли часть своей мощи. Ну а там, в Анрельте, сама знаешь: если ослаб – то сразу получи. Квайзы всё-таки скоординировались с Наследниками, нагрянули в двадцать семь домов… Список-то у Хейлера всегда перед носом лежал, кого перерезать, если что, просто до этого такие вещи плохо кончались: Посольство тут же вмешивалось и громило любые отряды, а то и под Стражу подставляло, а вот сейчас – не успело. Что-то у них там случилось, они как будто разучились плести свои козни, ну и хорошо. Так что их порезали прилично, – Генрес удовлетворённо хмыкнул, – Ну и я немножко подсобил… Насколько в моих силах.

 

— Так что, мы вдвоём весь город вычистили?!

 

— Нет. Это сделал Орден. Орден может ещё и не такое, поверь мне.

 

— Это очень хорошо, – сказала девушка.

 

— Наша главная награда за всё – это ощущать великую пользу и необоримую мощь, которую несёт в себе Орден. Выше этого ничего пожелать нельзя.

 

— Да, – твёрдо согласилась девушка.

 

Собрание командиров было недолгим. Молодым поборникам Кестанарт объяснил всего несколько вещей: во-первых, их основная задача – донести до своих отрядов приказы Покорителей, проследить, чтобы они выполнялись, и обеспечить наилучшие возможности для их выполнения. Игнорировать приказы нельзя, а можно только – и то в исключительных случаях, когда есть ощущение, что исполнение такого приказа может плохо закончиться для всех – обратиться к Мастеру и попросить инструкций. Впрочем, это возможно только в тех случаях, если Мастер находится поблизости. Однако приказы Покорителей почти всегда разумны и правильны, так что дисциплина и хорошее их исполнение – это главная составляющая всех побед и достижений Ордена ратлеров. В то же время, собственные инструкции поборников должны добросовестно исполняться всеми ратлерами, и никаких вольностей или нарушений здесь быть не должно. О нарушениях поборник должен при первой возможности заявить Покорителю – и тот примет меры.

 

В общем, и инструкций-то больше не было. Кестанарт громогласно заявил, что всё остальное будет сообщаться в будущем, исходя из ситуации.

 

Построились на удивление быстро. Она даже обомлела от восторга, когда увидела весь легиос – пятьдесят восемь человек вместе с Мастером, из которых почти все были облачены в сверкающие доспехи, наверняка из ратлерского железа. Обычным ратлерам они заменили фиолетовые рубашки, в плащах были только те, кто повыше рангом. Помимо их легиоса, совсем невдалеке были построены ещё два подразделения: как объяснил ей Галисан (похоже, они скоро станут приятелями?), это были отряды союзников клана: ещё дважды по сорок пять человек под командованием шести поборников и двух Покорителей из числа вернейших. Хоть и не ратлеры, но тоже с хорошей выучкой и преданностью, пояснил он. Если что, положиться можно. И тоже в ратлерском железе. В любом случае, хорошее преимущество перед простыми бандитами где-то там около Келирона.

 

Никаких долгих речей не было, вопреки ожиданиям Ривелсеи, которая была готова к какой-то торжественности. Кестанарт громовым голосом провозгласил, что по воле Совета они отправляются в поход, чтобы наказать и разгромить врагов клана, что, быть может, будет и не очень просто, но мощь Ордена всё равно победит, потому что Разум всегда сильнее неразумности и темноты.

 

А после этого – всё: Ривелсея увидела, как открываются широкие ворота Цитадели, и Кестанарт провозгласил, что за два дня они должны будут добраться до опушки леса, на которой их будет ждать основной запас продовольствия и всего того, что может понадобиться в дальнейшем. Часть этого будет доставлена из Невильна, а часть уже отправлена из Цитадели вчерашним вечером.

 

Сначала в ворота прошёл их легиос – и почти что сразу обожгло пустыней. Её жар тут же поднялся и обступил, но только сейчас он что-то не очень мешал ей идти. Вслед за ними выступили и союзники и растянулись белым серебром в девять рядов по серому песку. Впереди она постоянно могла видеть яркий плащ Сальваона, а обернувшись немного, взглянула на свой отряд. Все пятеро, красиво выстроившись в ряд, шагали вслед за ней. Поймав её взгляд, Тана ей улыбнулось. Айледа тоже было нетрудно углядеть: он шёл в отряде Галисана и на неё не смотрел. Видимо, до сих пор на неё обижался, и это она могла понять. Ну, ничего. Помирятся, как только будет возможность. Почему-то было неприятно вспоминать, что кто-то на неё обижается, она всегда старалась со всеми быть в хороших отношениях, так было как-то легче жить.

 

Стены Цитадели – ой, хитры ратлеры – несколько минут были видны, а потом начали исчезать, как-то снизу вверх, и почти тут же скрылись из виду, хотя армия отошла ещё не больше чем на пятьсот шагов. Оглянувшись, Ривелсея увидела только серые пески – точно на том месте, где должна быть Цитадель.

 

Песок скрадывал сотни шагов, и получалось, что ратлеры шли почти что в тишине. Но ещё сто шагов – и спереди раздался громкий раскатистый голос: очевидно, это был кто-то из Покорителей.

 

— Разум вечно над миром царит!

 

Тут же десятки голосов вокруг неё (она-то сама не знала слов) подхватили.

 

— Клана враг каждый будет убит!

 

— Нет в том сомнения, без сожаления Орден врагов истреблял! – раздалось сзади, оттуда, где шли союзники.

 

— Сколько б их ни было, – грянули ратлеры.

 

— Мы просто выполним, – откликнулись союзники.

 

И закончили вместе:

 

— Что Повелитель сказал!

 

Ратлерская песня яростно и мощно летела по пескам. Пока шли по пустыне, её спели множество раз, и вскоре Ривелсея тоже выучила её и распевала вместе со всеми.

 

И так же, переливами между передними и задними, спели и второй куплет.

 

— Настенарт завещал навсегда:

 

— Кроме цели всё есть ерунда!

 

— К цели мы следуем, боремся с бедами, зло истребляем мечом!

 

— Цель наша истинна!

 

— Свята, единственна!

 

— К цели дорогу пробьём!

 

От звуков этого гимна по жилам растекалась мощь. Видя такое великолепие Ордена, девушка Ривелсея трепетала от восторга. Гимн, казалось, проливался, проходил через её тело насквозь и воспарял, охватывая её со всех сторон.

 

Маршировали таким образом, наверное, часа три. Когда пустыня начала раскаляться, впереди на горизонте показалось что-то тёмное, и вскоре стало видно: это были несколько повозок, рядом с ними стояли люди. Оказалось, это одно из мест для привала ратлерской армии. Несколько союзников загодя доставили сюда большие чаны с водой, так что всем хватило и напиться, и освежиться – Ривелсея даже окунула в воду голову. Заодно и поели: сзади них по песку, хотя и с некоторым отставанием, катились несколько фургонов с провиантом, да ещё и фургончик с лекарем – мало ли что? Всё продумано хорошо…

 

Армия маршировала по-ратлерски бодро, быстро и слаженно. Когда стало вечереть, остановились на новый привал – и опять там стояли повозки с водой. Несмотря на то что они, по сути, были уже на войне, Ривелсея не могла сказать пока, что хоть в чём-то испытывала неудобство.

 

Впрочем… очень скоро она об этом сказала – ну то есть, подумала: говорить-то всё равно было бесполезно. Как она и предполагала, командиры во время маршей располагались отдельно от простых ратлеров и, тем паче, от союзников. Как она тоже предполагала, в повозках, следовавших за ними по пустыне, оказались небольшие мешки, в которых в свёрнутом виде находились походные палатки, и при желании их можно было легко установить на любую сухую и ровную поверхность и соорудить небольшой матерчатый домик. Такие вещи продавались и на городских базарах, и даже у них в деревне, разве только ратлерская конструкция была более удобна и ткань палаток не промокала: просмолённая, что ли?

 

В таком домике хватало места двоим. Ривелсея сначала думала, что ей дадут в пару Тану или Алану из её отряда, однако Тана с Аланой оказались вместе, а ей достался… Нет, честно, она думала, что поборники – отдельно, Покорители – отдельно, и то, что ей достался Генрес, её даже удивило. И не порадовало: опять, значит, его наставления слушать? Постоянно… И радость от того, что она сегодня с ним встретилась, тут же стала угасать. Хотя, если по здравом рассуждении – может, и хорошо, что Генрес. По крайней мере, не из молодых, приставать лишний раз не будет. Ривелсея не знала, какие из ратлерских правил касались этой сферы: должен ли и может ли молодой поборник приставать к молодой поборнице, оказавшись с ней в одной палатке. Очевидно, эта область вообще не регламентировалась и оставалась в поле свободного выбора каждого борца за Разум. Да нет, насилия она не опасалась, уж это исключено, да и потом, пробовали уже к ней применять насилие – и такое, и другое! Ничего хорошего из этого не выходило.

 

Чего ждать от Генреса, она не знала, хотя надеялась, что всё сложится подобающим образом. Но… кто его знает?! Гамма чувств, которые он к ней испытывал, всегда была для неё неоднозначной и непонятной.

 

Вечером всех накормили похлёбкой из баранины и вермишелью с луком. К вермишели Ривелсее ещё предстояло привыкнуть: то ли потому что она долго не портилась, то ли легко перевозилась, то ли её просто было много в закромах Ордена – но этой вермишелью кормили по два-три раза в день. Такую закономерность Ривелсея обнаружила уже назавтра, получив вермишель и на завтрак, и на ужин, и только на обед – бобы.

 

К облегчению Ривелсеи, Генрес оказался не склонен к чрезмерно активным действиям. Перед тем как заснуть, а устали оба после целого дня пути – наверное, тысяч пятьдесят шагов – мягко говоря, сильно, они ещё раз вполголоса обсудили события в Анрельте, а ещё Генрес сказал, что теперь они тоже попали в переделку, и пусть не надеется, что это всё будет просто и легко. Она ответила, что на это у неё хватает ума не надеяться, и поинтересовалась, что же их конкретно ожидает: Кестанарт ведь не особо что сказал. Генрес ответил, что скоро сама всё увидит. Тогда она отвернулась от него и в знак неприятия его туманных намёков – заснула.

 

Утро началось рано, утро началось ещё до утра. Полпятого Ривелсея вынырнула из тёплой палатки: завтракали командиры с отрядами и, соответственно, должны были следить, чтобы всем всё досталось. В этот раз всем всё досталось и так, драгоценная вермишель была в избытке, и в десять минут седьмого отряд Ривелсеи вслед за ней маршировал (не маршировал, конечно, зачем лишнюю энергию терять, а просто шёл – но выглядело всё равно красиво) по серым пескам пустыни, как бы стараясь уйти от восходящего солнца. Но это не удалось, и уже в восемь оно заявило о себе, а в девять разгорелось во всём блеске. Ничего! Кестанарт сказал – послезавтра они выйдут из пустыни, а что такое потерпеть два дня? Правда, и дальше вряд ли будет легче… Придётся идти вдоль Келирона, не особо попадаясь при этом на глаза жителям городов и деревень: по распоряжению Совета Разума, выставляться напоказ не следовало.

 

На третий день и правда показались рощицы. Все приободрились: даже на ратлера зрелище бесконечной серости песков не навевает хорошего настроения. Среди рощиц было веселее и маршировать, и отдыхать. Кестанарта Ривелсея видела только издали, да и то мельком, однако ей почему-то показалось, что Мастер очень озабочен. Генрес, конечно же, ничего не говорил и только хмыкал на её вопросы, не может ли чего случиться. Ответ «что-нибудь всегда может» Ривелсею, разумеется, не устроил. На ночь Кестанарт приказал не то чтобы удвоить стражу и патруль, а обеспечить, чтобы у каждой палатки поочерёдно дежурили её обитатели. Впрочем, командирских палаток это не коснулось – их дополнительно патрулировали и охраняли, и Ривелсея спала спокойно, хотя все эти странности действовали на неё совсем не успокаивающе.

 

Но – ратлеры ничего не делают просто так. На третий день Генреса разбудили раньше зари, он вылез из палатки и куда-то ушёл. Ривелсея, поскольку её никто не трогал, продолжала спать, пока тот не вернулся – давно не видела его таким мрачным – и не сообщил, что никакие дозоры не спасают: ночью зарезали двух союзников и убили одного ратлера. Как объяснил Генрес, «зарезали» означало, что это было сделано незаметно: сначала тихо порешили охранника у палатки союзников, потом затащили его тело внутрь и заодно порешили и спящего. А вот ратлера именно убили: к нему тоже подкрался некто – хотя костры горели очень ярко, как можно было «подкрасться», Ривелсея представить была не в состоянии – и вонзил нож в горло. Хотя ратлер и заметил в последнюю секунду нападавшего и достал меч, но было поздно. Второму из убийц повезло меньше: его заметили, но он добежал до деревьев и сгинул, так что никаких следов не было. На вопрос «кто и зачем?», Генрес ответа не дал, только сказал с искренней заботой: «поосторожнее, девочка». Как Ривелсее стало спаться после этого – и говорить нечего. Первый скорбный холмик на своём пути армия ратлеров оставила, даже не вступив ещё в бой.

 

Больше таких налётов не было – но легиос уже сильно деморализовало. Нет, конечно, если надо будет идти в бой – тут уж никакого «деморализовало» не будет, но пока все были несколько понурые, только ратлерский гимн ещё и всплескивал боевой дух ратлерского войска…

 

Вы прочитали более половины книги о Ривелсее.

 

Купите её за 180 рублей, чтобы дочитать остальное. Самое интересное, естественно, впереди.

 

Глава 3     Оглавление

Купите трилогию «Очищение духом» полностью