«Очищение духом» ~ Writer Plus
 

«Очищение духом»

Читайте роман ""Очищение духом" полностью

«Вечная борьба добра и зла по обе стороны великой реки Келирон не оставляет равнодушным никого. Частью этой борьбы становится и девушка Ривелсея. Она уходит из дома и вступает в Орден ратлеров, движимая желанием сделать что-то полезное для всех людей – а попадает в круговорот кровавого хаоса.

 

Опасные улицы крупного красивого города, девственные леса и бесконечные болота – где же она обретёт себя? Кто из врагов окажется другом, кто из друзей предаст? Сколько будет длиться война и почему девушка с горящими глазами с грустью говорит, что война со злом – это перебрасывание огня через себя? И наконец – где же Ривелсея обретёт свою любовь?»

 

«Очищение духом» – на данный момент главное фэнтези-произведение писателя Никиты Марычева, над которым автор работал почти 10 лет. Несмотря на большой объём эпопеи, читатели утверждают, что она читается на одном дыхании. Этому способствует летящий динамичный сюжет, минимум описаний и отвлечённых рассуждений, огромная эмпатия главной героини – упорной девушки Ривелсеи.

 

Фрагменты «Очищения духом» размещены на множестве читалок и в магазинах, но лишь здесь роман присутствует целиком.

 

Если хотите, вы можете сразу купить трилогию «Очищение духом» за 180 рублей и читать в удобном формате.

 

Или читайте дальше бесплатно.

 

Читать книгу

Книга вторая. Очищение огнём 

 

Глава 3

 

На следующий день Ривелсея поняла, что забыла, что такое ратлерские тренировки. Привычка поздно вставать сделала своё дело. Она и в Анрельте-то не встречала обычно рассветы, и на следующий день с утра была далеко не в лучшей форме, когда вышла и направилась вместе с Айледом к незабываемо знакомым чёрным воротам. Взгляд Ривелсеи привычно метнулся вперёд в стремлении увидеть Веттар Нарта, но его здесь не было, либо он тренировал где-то в другой части. Она не отказала бы себе в удовольствии подойти к нему в своём новом наряде, сказать «Приветствую, Великий Мастер». Пусть видит.

 

Но нет так нет. Они здесь были далеко не одни, никак не меньше сорока ратлеров бродили по зелёной лужайке в ожидании, когда наступит время и все соберутся – было только три четверти шестого. И фиолетовый цвет был, был и синий – как минимум пятеро, и даже трое оранжевых. (В общем-то, «оранжевым» такой плащ назывался условно – он был ярко-голубым на две трети, лишь широкие яркие полосы шли по всей его длине: одна спереди, две потоньше сзади, и ещё по рукавам и по бокам). Внешне то, что было на ней, Ривелсее нравилось даже больше, но, конечно, получить такой статус…

 

Они сели на корточки друг против друга, как сидели очень многие здесь, и стали ждать. Одиноко стоящая в стороне девушка (фиолетовая) подошла и тронула Айледа за плечо. Лицо пусть и приветливое, но жёсткое, глаза чёрные и пронзительные, длинные тёмные волосы.

 

Айлед вроде даже и не удивился.

 

— Здравствуй, Алана. Познакомьтесь: это Ривелсея – с ней мы познакомились во время обучения; Алана – на задании Ордена.

 

— Доброе утро, – сказала Ривелсея.

 

— Доброе, – Алана церемонно слегка наклонила голову, то ли признавая статус Ривелсеи, то ли давая просто давая понять, что они пока ещё не очень знакомы.

 

— Здесь есть несколько наших, – вновь обратилась Алана к Айледу. – И Летан, и Фатиф.

 

— Он поправился?

 

— Почти. Можно подойти к ним.

 

— Конечно. Пойдём, Ривелсея?

 

Что же, это был хороший для неё шанс познакомиться с другими ратлерами.

 

Летан и Фатиф оказались крепкими высокими парнями, у каждого на поясе висел чёрный блестящий топор, из чего становилось понятно, что это ученики Келлнарта. Не очень симпатичные с виду, больше мужественные. И познакомиться они успели еле-еле, потому что уже минуту спустя один из Покорителей вышел из их нестройных рядов и повернулся к ним лицом.

 

— Ратлеры, – сказал он, – Меня зовут Анистал, я должен провести с вами двенадцать тренировок, оценить и повысить ваш уровень подготовки, а также научить нескольким особым приёмам. Я не имею ранга Великого Мастера, но мои тренировки с вами – личный приказ Великого Мастера Повелителя. Исходя из этого, я полагаю, что не должно быть никаких сложностей ни с дисциплиной, ни с посещением моих занятий. Те, кто не будут ходить, потеряют достаточно много и отстанут на своём Пути ратлера от остальных. А теперь, разрешите начать.

 

Сразу же переходя от слов к делу, Анистал прошёл сквозь их ряды, раскалывая всех стоящих на две части и быстро группируя. Айледа с его приятелями от неё оттеснили, напротив Ривелсеи оказался рослый мужчина с чёрными усами и кристально синими глазами. И тоже в синей накидке. Как поняла Ривелсея, смысл разделения в этом и был – найти каждому напарника по способностям. Вновь выйдя из их строя, Анистал сказал:

 

— Это может занять некоторое время, пусть даже весь день. Но это очень важно и полезно. Сейчас каждый из вас сразится с тем, кто стоит напротив. Сразу говорю правила: оружием по телу не бить. Победителем считается тот, кто выбьет из рук соперника оружие, свалит его на землю либо сможет вплотную приблизить своё оружие к любой части тела соперника, удар по которой дал бы ему весомое преимущество. Если оба поступают так одновременно, то оба проигрывают.

 

Разумеется, сражаться вы будете не одновременно, а по очереди. После каждой пары – разбор ошибок, которые всем последующим желательно не повторять. Именно в этом и заключается смысл. Вы все должны видеть свои ошибки.

 

Произнеся эту вескую фразу, Анистал несколько раз многозначительно прошёлся перед ратлерами. Походка Покорителя – видимо, классическая: тяжёлая, уверенная и наполненная чем-то даже большим, чем мощь – сознанием побед и превосходства, уже вошедшим в привычку. Первая мысль, пришедшая в голову Ривелсее, была мысль, что подобного человека ей не победить никаким способом.

 

— Познакомьтесь друг с другом, – сказал Анистал.

 

Она взглянула на своего напарника.

 

— Ривелсея.

 

— Галиса́н.

 

Они кивнули друг другу и снова перевели взгляд на Анистала.

 

— Начинайте, – обратился он к самой первой паре, если начинать слева от Ривелсеи.

 

Два ратлера, оба взрослые крепкие мужчины, вышли также вперёд, достали два, в общем-то, обыкновенных длинных меча.

 

— По команде «прекратить» вы застываете, как изваяния, – жёстко сказал Анистал, – в какой бы момент она ни прозвучала. После этого я выношу решения о результатах. Оспаривать результаты – бесполезно, да и нет смысла, свои результаты вы будете показывать на заданиях Совета, а здесь мы смотрим только на ошибки. Запрет наносить действительные повреждения советую оценивать не так, как будто это игра, а как часть задания. Победить – не всегда значит убить, вы должны быть готовы ко всему. Итак, – он сделал ещё три тяжёлых шага, – начинайте.

 

Начался методичный обмен ударами. Противники работали на одной тактике, похоже даже было, что они специально делают это для зрелищности – движения слишком плавные и аккуратные, они не дрались, а словно танцевали. Каждое движение меча легко могло быть предугадано противником, удары сверху, передние и боковые выпады следовали один за другим, но не то что не наносили, а даже и не могли нанести никому вреда. Наверняка это могло бы продолжаться долго, но Анистал резко сказал:

 

— Если сражение не завершится через три минуты, то оба – проиграли.

 

И вынул из кармана на цепочке серебряные часы.

 

Тут же в ходе сражения произошли изменения, наконец-то в движениях почувствовалась горячность и даже поспешность. Зрелище сразу потеряло красоту, удары приобрели жёсткость, напарники почувствовали друг друга врагами. Закончилось всё почти тут же: один бросил тяжёлый удар сверху, а второй уклонился вбок, сделал выверт, бросил вперёд свой меч и коснулся живота противника, и в тот же миг раздался голос Анистала:

 

— Прекратить!

 

Оба послушно застыли.

 

— Как вы все понимаете, – веско сказал наставник, – это никуда не годится. Многие из вас, – он обвёл взглядом присутствующих, – и даже те, кто чего-то уже добился, привыкли – да, именно так – что все враги всегда намного слабее по сравнению с любым ратлером и что мощь даёт вполне достаточно, чтобы победить кого угодно. Да, это так, но – далеко не всегда. Далеко не в каждой схватке можно обойтись без правил и принципов, которые вы сами не разрешите себе нарушить, если не желаете сами себе поражения. И этому нужно учиться.

 

Главная ошибка ратлера, – Анистал сделал акцент, – точнее, две главных ошибки ратлера. Сделай любую – и ты проиграешь. Я говорю не на пустом месте, а именно разбирая данный поединок. Так вот, две пресловутые ошибки – это холодность и горячность. Холодность – это то, когда вы считаете, что противник слаб и что даже если вы будете чесать мечом затылок, вы всё равно победите. Если бы так сражался только один из них, то он бы проиграл в самом начале.

 

Теперь – горячность. Это ещё хуже. Горячность есть та же холодность, но ещё соединённая с нетерпением и дающая уверенность, что вы победите одним ударом. К чему это приводит, вы прекрасно видели. Ратлер должен быть трезв, расчётлив, знать свои возможности и реально их осознавать, а также, – он опять сделал акцент, – в любом бою, а шире – на любом задании, а ещё шире – в любой ситуации выкладываться так, как будто это самый важный момент в его жизни. Не быть расслабленным и не быть самонадеянным. Не быть горячим, не поддаваться гневу, отчего вы теряете голову и позволяете, между прочим, противнику ловить вас на самые бесхитростные трюки. Так медведь, сойдя с ума от ярости, бросается на охотника и падает в яму или напарывается на копьё. Если вы выберете такую технику, то долго не проживёте. А если будете стоять и вяло отгонять мечом мух – проживёте ещё меньше. Это я всем вам обещаю!

 

Анистал оглядел всех, по-видимому интересуясь, произвели ли впечатление его слова.

 

Было похоже, что произвели. Ратлеры все смотрели на него, и во взгляде большинства было понимание и даже согласие.

 

— Я не стану говорить вам, что и как нужно делать. Этому научит вас жизнь и Путь ратлера. Вы все имеете свой опыт, и его у вас никто не заберёт. Я лишь обращаю ваше внимание на то, чего делать нельзя, потому что этому жизнь вас может и не успеть научить. А также потому, что я – и ещё больше, конечно же, Повелитель – заинтересован в том, чтобы ратлерские жизни не утекали просто так. Следующая пара, – он кивнул в сторону тех, к кому обращался.

 

На этих двоих было приятно посмотреть, в них была какая-то подтянутость и собранность, которых не было у пары предыдущей. С одной стороны, Ривелсее было интересно за ними наблюдать, но с другой, она прекрасно видела, что они с Галисаном – следующие, и несколько беспокоилась. Этот бой, однако, был даже быстрее прежнего: оружие постоянно было скрещенным, каждый выкладывался как мог, пытаясь разбить блок противника. Ратлеры всегда больше напирают на энергию удара, а не на его точность. Плюс это или минус – трудно сказать… Скорее, плюс: большинство из тех, кто хорошо знает технику – Ривелсее вспомнилась Нирсела – не умеют драться горячо и остаются без победы. Ратлеры почти всегда имеют превосходство. Ну, а про дефекты этого превосходства только что говорил Анистал.

 

У одного из сражавшихся, как было хорошо видно, просто была поменьше мощь: он постоянно и с трудом оборонялся, а второй напирал с уверенностью. Наконец ему удалось разбить блок первого ярким «Ударом ратлера». Возглас Анистала – и всё кончилось.

 

— Нет ничего лучше для укрепления мощи, чем сражения ратлеров, – так начал Анистал на этот раз. – Когда вы видите обычного человека, даже прекрасного воина, вы осознаёте, что вы сильнее. Я не сказал, что это всегда так и есть, просто вы привыкли это осознавать. Когда же вы видите другого ратлера, который, в общем-то, такой же, как и вы – вот тут уверенность зачастую падает. Если же это прославленный ратлер, или вы просто испытали уже, что он сильнее, или, тем более, если он носит плащ более высокого статуса – вы начинаете бояться, сами себе сбиваете мощь и закономерно проигрываете. Я уверен, что в сражении со мной никто из вас не добьётся успеха. И не потому, что я невероятно могучий ратлер или мне нет равных. Таких иллюзий я, к счастью, не питаю. Просто, признавая в вашем сознании превосходство противника или неразрешимость ситуации, вы обрекаете себя на неудачу. В то время как это неправильно. Я не имею в виду, что, правильно настроившись, вы сможете победить Великого Мастера, – Анистал усмехнулся. – Правильно настраиваться он умеет куда лучше вас, его опыт не даст вам разрушить его технику, а его мощь вас просто сметёт. Однако если вы будете следовать моему совету – всегда держаться собранно, трезво расценивать происходящее и прилагать максимум своих усилий – то даже поражение, которое нанесёт вам Великий Мастер, укрепит вашу мощь, в противном случае оно вас ослабит. А когда вы следуете своим принципам и знаете, что всё делаете правильно, то вас ничто ослабить не может. Те, кто как следует расслышат эту фразу, вынесут из сегодняшнего занятия куда больше, чем все остальные. Следующая пара, – он кивнул в сторону Галисана и его напарницы.

 

Они двое вышли вперёд. Ривелсея старалась себя держать и выглядеть решительно. Хотя, честно сказать, она уже робела. От того, что здесь на неё смотрели столько человек и нужно было не опозориться, и от того, что, как она поняла, Галисан наверняка, в отличие от Ривелсеи, стал поборником не три дня назад, а она-то была очень слабая в своей технике, тренировать её приходилось не столько в боях, сколько у себя в комнате.

 

Но, в общем-то, слова Анистала были сказаны всего несколько минут назад, и они не успели остыть. Она взметнула в себе мощь и уверенность, сконцентрировалась и усилием воли заставила себя заранее ощутить вкус Победы. Правду сказал ратлер из Совета: сомнения в себе поборнице уже давно пора бы оставить.

 

— Начинайте.

 

Ривелсея даже не ожидала, что Галисан такой стремительный. Он легко выдернул свой меч, такой же сияющий, как у Ривелсеи (да, это не разбойников убивать!), и уже пару мгновений спустя этот меч оказался около её левого плеча. Она резко отбила с громким звоном и тут же нанесла удар справа. Звон. В этот раз Ривелсея изо всех сил старалась помнить о том, что противник достойный её, и не нарушать технику. Как выяснилось, не так уж и плохо она её знала. Похоже, Веттар Нарт дал ей нужные навыки незаметно, в процессе тренировок, и не столько голове, сколько нервам и рукам: её рефлексы работали довольно хорошо.

 

Но и у Галисана – тоже. У него была очень хитрая методика: он сражался стремительно, обыкновенным длинным мечом – наверное, ученик Маленарта – но не в полную мощь. Это нужно было ему для того, чтобы время от времени, усыпив несколько бдительность противника, делать просто-таки невероятные выпады, великолепные и по мощи, и по скорости, и по мастерству. Парой таких неожиданных выпадов он чуть не сразил её в первые же минуты, однако она держала свою защиту. Ничего из собственного арсенала она применить не могла: «вихрь Победы» вполне допускал получение точного удара в бок или в спину того, кто его выполняет. Несмотря на его убийственную эффектность, скорость и красоту, следовало, наверно, приберечь этот приём для групп не очень сильных врагов. А «Мощь гнева» она, в свете всех последних событий, решила вообще использовать пореже и явно не в тех случаях, когда враг тебя превосходит. Оставалось пользоваться одними «Ударами ратлера», вкладывая в них максимум энергии и зорко следя, чтобы ничего не пропустить.

 

Рраз! – Галисан снова сделал выпад; его меч, казалось, получил на короткое время какую-то волшебную скорость, ударил снизу «на угол», потом прямо, потом сбоку, ещё раз сбоку, ещё раз снизу. Пять коротких звонов, почти мгновенных и слившихся в один. Отбила. Галисан выдохся, как бы сник, вновь перешёл в спокойный режим. Но Ривелсея понимала, что он опять готовится. Она справлялась – но как же тяжело ей давалось это! Первый удар сбоку она едва не пропустила, спасла секунда – а иначе бы она стояла сейчас среди ратлеров со званием проигравшей или лежала бы на земле с раной в животе – это смотря какие делать допущения. Проклятье, она занималась только защитой! Так не выиграть, это было прекрасно понятно. Что ж, тогда надо что-нибудь придумать… И поскорее.

 

Лучший момент был тогда, когда Галисан заканчивал свои выпады. Для этого надо было ещё отбить, по крайней мере, один такой, но на это она решилась пойти, потому что всё остальное время её противник был максимально сосредоточен на защите.

 

Ещё четыре жгучих удара, и опять Ривелсея предельно напряглась, но устояла. И, когда Галисан взметнул свой меч вверх, завершая атаку и отступая назад, она среагировала молниеносно: прыгнула вперёд, приземлившись на корточки и держа меч над головой параллельно земле. Галисан бросил прямой удар сверху, хотя гораздо умнее на его месте было бы отпрянуть назад. Умнее потому, что она, спружинив сильно ногами от земли, резко вскочила, переводя всю энергию броска в удар и доливая свою мощь. Но тут же она ощутила короткий удар ногой в живот и обнаружила, что видит небо. И тут же – команда «прекратить», хотя Галисан вообще больше ничего делать не собирался.

 

Она медленно поднялась с земли. Хорошо, что лужайка мягкая, а иначе она и исцарапалась бы, и испачкалась. А так – только опозорилась перед всеми ратлерами Ордена рангом ниже Мастера, не отправленными в данный момент на задания.

 

Они вернулись на своё место. Галисан взглянул на неё вопросительно, развёл руками – наверное, «не обижайся, что поделаешь». Она сделала подобие улыбки. Да нет, она не обижалась. Сама виновата. Надо ещё учиться, вот и всё.

 

— Вот ещё очень распространённая ошибка, – сказал Анистал. – Причём – у обоих. – Галисан вздрогнул: вряд ли он такое ожидал. – Некоторые ратлеры, не из числа самых мудрых, естественно, очень любят эффектность и любят рискнуть, поставить исход всей ситуации на одно-единственное своё движение или идею, свято уповая, что предугаданы и разрушены они быть не могут. Вопрос, что делать, если не удастся, они себе задавать не любят. Их право: удача часто помогает быстрым решениям. Но я не советую, – Анистал выдержал долгую паузу.

 

— Вы оба положились на удачу и на свою непредсказуемость. Девушка, я думаю, всё поняла: нельзя было поддаваться на притворно неразумный выпад, требовалось увидеть здесь подвох и постараться изобрести другие методы. – Ривелсея согласно кивнула. – Теперь ты, – он указал на Галисана. – Я не спорю: девушку ты поймал. Но теперь представь, что она поступила бы вот так вот. – Анистал тоже для наглядности присел, вырвал из ножен свой меч и из того же положения, в котором находилась только что Ривелсея, ударил: сначала, как и она, повёл удар вверх, но потом резко его развернул и изобразил два режущих и один колющий удар сбоку, на уровне голени Галисана. – Ты бы не закрылся. И отпрыгнуть бы тоже не успел, она была к тебе слишком близко. Если станешь применять такие вещи в настоящих схватках, то лишиться ноги, в общем-то, для тебя труда не составит.

 

Галисан потупил голову. Очевидно, его остро уколола критика его стиля. Это и понятно: он, скорее всего, не первый год уже ратлер и привык быть в себе уверенным.

 

— Следующая пара.

 

Закончили только к полудню. Анистал тут же всех и отпустил, сказав, что на первый раз хватит, пусть лучше думают об ошибках, а новое начнётся завтра. Ошибки же он нашёл у всех и каждого, причём даже не придираясь особенно ни к кому.

 

Шумная компания ратлеров, среди которой была и Алана, направилась в сторону ратлерской харчевни, очевидно, считая, что после такого дня неплохо расслабиться, отдохнуть в хорошей компании, обсудить всё, что произошло. Айлед с Ривелсеей привычно вернулись в свой корпус.

 

Следующий день был полегче. Тренировку Анистал провёл быстренько, все пары участвовали одновременно, и без разбора ошибок, а просто – чтобы размяться. В этот раз Ривелсее достался другой соперник, высокий худой парень, и она его победила. Неизвестно почему, но казалось, что он её опасался, и это помогло ей с ним справиться.

 

Окрылённая успехом, который во многом загладил вчерашнее поражение, Ривелсея вместе с другими отправилась на следующую часть занятия. Тут Анистал сильно посерьёзнел и сказал:

 

— В связи с обстоятельствами, о которых вы узнаете вскоре, Повелитель требует, чтобы все вы освоили приёмы защиты разума. Разум – это, безусловно, самое важное и самое основное, чем обладает ратлер. Начальные способности к сохранению ясного рассудка в любой ситуации есть у вас всех, хотя, возможно, и не у всех уже был шанс, чтобы они проявились. Такую способность создаёт мощь, и вы можете даже не прикладывать к этому никаких усилий. Того, чья крепость от достигнутых уже целей достаточно велика, сбить с его пути очень трудно – не в пример, конечно, обычному человеку. Но этого мало, – это он подчеркнул голосом. – Сегодня мы будем учить приём под названием «Чёрная мантия», который намного лучше позволяет вам держать своё сознание в чистоте и от навязанных вам взглядов, и от страхов, и от любых враждебных сил. Сядьте на траву и обеспечьте полную тишину, – приказал он. – Когда научитесь, это будет необязательно, но сейчас вас ничто не должно сбивать.

 

Ривелсее это показалось очень интересным. А главное – полезным. Наверняка она была одна из первых по энтузиазму, с которым принялась выполнять это новое упражнение. Требовалось представлять, что твоя голова, твой разум окутан плотной чёрной материей, чем-то вроде бархата, и ничто-ничто не может проникнуть через неё ни внутрь, ни наружу.

 

Ей эта вещь почему-то даже понравилась. «Мантия» приносила ей удовольствие тем, что успокаивала мысли, заставляла утихнуть разум и, главное, действительно давала чувство защищённости. Когда Анистал объявил конец упражнения и, как всегда пронзительно, обвёл взглядом всех своих стажирующихся, выискивая в их глазах понимание, Ривелсея была уверена, что у неё он его увидел.

 

На этот раз он сильно их утомлять не стал и отпустил ещё до полудня, сказав, что на сегодня самое главное он уже им дал, пусть осмысляют и тренируются дома.

 

Денёчки мелькали очень быстро, не в пример анрельтской жизни, и, как всегда бывает, небольшое время спустя Ривелсея могла бы вспомнить этот отрывок жизни только как что-то единое и быстро пролетевшее.

 

На следующий день Айлед снова заявился к ней с самого утра, да не просто так, а с подарком. Он, конечно, не знал, что Ривелсея взяла себе метательные ножи в кузнице, и поэтому преподнёс ей парочку – «просто так и по хорошей дружбе», как он выразился. Таким образом, подарок ей пришлось принять. Ножны с красивой гравировкой, острые-острые тонкие длинные клинки, рукоятки из чёрного металла и даже с двумя маленькими синенькими камешками, почти как украшение, если только не задумываться, для чего они могут быть – и наверняка будут – использованы. И ещё наверняка Айлед сильно разорился на этой покупке, потому что любому видно, что это не в кузне взято, там никто не думает о красоте, а куплено у торговцев из Келдара или Невильна в Торговом районе. Он, конечно, в этом не сознается, скажет, что это ничего ему не стоило… Ну конечно, не стоило, скорее всего, на половину анрелла разорился, разве ж эти торговцы что за дёшево отдадут? И ещё одно доказательство того, что не ратлерские вещи – на клинках были мелкие тонкие надписи, и тоже не ратлерские. На одном – «Каждое сердце ищет вниманья», вот только как это понять в данном случае, Ривелсея задумалась. На другом – «Твоя жизнь ценнее». И опять же – ценнее чего? Ратлеры бы определённо написали что-нибудь другое. Но всё равно подарок – вещь приятная, Ривелсея поблагодарила, не скупясь на выражения, и Айлед просиял. Конечно, неплохо сейчас было бы посидеть, испить ратлерского напитка или чаю, расслабиться – но расслабиться было никак нельзя. Оставив ножи на столе (они-то ведь в ненастоящей битве не пригодятся), она надела ножны с мечом, взяла за руку Айледа – и снова-снова к Анисталу. Был уже восьмой, кстати говоря, день из тех двенадцати, о которых было сообщено в объявлении. Определённо что-то намечалось.

 

Только сейчас она снова вспомнила Веттар Нарта. Анистал, хоть и не имел подобного ранга, загонял их теперь по целым часам: приёмы, сражения, новые приёмы, отработка и закрепление старых приёмов и опять сражения. Подобное зверство началось с седьмого дня, до этого Анистал был на удивление мягок, тактичен и сострадателен, а тут началось такое, что краткие десятиминутки «Чёрной мантии» были блаженным отдыхом, и не только для неё. А потом – снова бои. Хорошо хоть, в отличие от тренировок Веттар Нарта, здесь не надо было менять оружие. Идея, очевидно, была в том, что пора уже научиться мастерски управляться с тем, что тебе по душе, никак от этого не отвлекаясь.

 

При таком ритме жизни ей некогда было наблюдать не только часов, но и дней: сон наваливался на неё сразу, стоило ей лечь и закрыть глаза, и работал как переключатель, одним щелчком отправляя её в следующий бесконечный день.

 

Таким образом настал и десятый день. Ничего, кроме занятий. Наставник сегодня сказал, что и «Чёрная мантия» – это не очень сильно, что каждый хороший ратлер вообще-то должен бы знать «Железный Покров», который они и начали учить и который, хотя и мало чем отличался от «Мантии», но, по уверению Анистала, был много сильнее. В конце этого упражнения учитель заметил, что для полной защиты своего разума и мощи есть только один, высший, приём, но что им владеют только Великие Мастера, и потому об этом сейчас и речь вести бессмысленно, но он всем советует, так же как и себе: если будет возможность, изучить. Некоторые ратлеры, как показалось ей, недоумевали: да зачем вообще такая забота о защите сознания? Но она-то представляла, и ей было горько: ну почему этому не мог научить её Веттар Нарт? Хотя бы «Чёрной мантии». Уже было бы полегче. А ещё лучше – тому высшему приёму. Ведь он-то – мог! Или что – она не поняла бы, не смогла усвоить тогда? Может, и не смогла… Но всё равно обидно.

 

Вечером снова гуляли. Несмотря на усталость, Ривелсее захотелось очень посидеть опять у фонтанчика. И вот они сидели, а ей почему-то было очень грустно, до того даже грустно, что она задалась вопросом: увидит ли она этот фонтанчик когда-нибудь ещё, или не увидит? Она, конечно, гнала такие паршивые мысли, но всё равно как-то и что-то ей было не по себе.

 

— Что-то ты грустишь, по-моему, – сказал Айлед. – Что-то случилось?

 

— Случилось? Да нет. Просто как-то грустно. Не знаю. У тебя нет предчувствия, что что-то произойдёт?

 

— Есть, – кивнул Айлед. – Но это, знаешь ли, всегда, в общем-то… Мы ведь не в пекарне работаем. Что может быть-то? Ну, дадут задание, опять разбойники какие-нибудь, я не знаю… Бандиты, воры, организаторы мятежей, смутьяны… Этими последними, – Айлед усмехнулся, – обыкновенно мудрейшие занимаются. Если быстренько разобраться с предводителями, то и бунта не будет, и силы не будет. Разбегутся все, и всё.

 

— На убийц похоже, – хмыкнула Ривелсея.

 

— Ну-у… Не надо лишних параллелей. Мы во имя Разума и порядка, а не во имя мести и денег.

 

— Может быть, конечно…

 

— Вот-вот. Ты не переживай. Ну, отправят снова в заварушку – ты-то к этому ещё больше меня привычная, разве нет? Разве что убьют – ну да, такого опыта у нас ещё не было, страшновато. Но, в общем-то, умирать не больно больно, так что…

 

— «Не больно больно», – передразнила Ривелсея с улыбкой. – Да ну тебя с твоими мыслями. Я бы ещё пожила, можно?

 

— Можно, – разрешил Айлед. – Ты не подумай, и я бы тоже не против. Несмотря на то, что я такой хмурый и угрюмый, жить мне ещё ой как хочется.

 

— Да какой ты угрюмый, – фыркнула Ривелсея. – Серьёзный только. Ну ведь это хорошо.

 

— Правда?

 

— Конечно. Ты себя недооцениваешь, Айлед. Разве так можно – ратлеру-то?

 

— Нельзя. Ты права. Но и ты себя тоже недооцениваешь.

 

— Я? – искренне удивилась девушка. – А это ещё почему? – В последнее время ей приходилось чаще сталкиваться с результатами переоценки себя и своих сил.

 

— Потому что ты привлекательная, свежая и красивая. И совсем это в себе не ценишь, – ответил он.

 

— Спасибо, конечно, но ценить-то особо некогда. То такая драка, то другая драка, то большая, то очень большая, то вообще…

 

— Да я знаю, знаю, ты рассказывала, – перебил Айлед. – Но я не об этом.

 

— О чём же тут ещё, если, что ни день…

 

— Я о будущем думаю, – задумчиво произнёс Айлед.

 

— О будущем? О чёрной мантии, о звании великого ратлера? – с улыбкой спросила Ривелсея.

 

— Да нет… Не только об этом, знаешь ли. Всё-таки жизнь – это не только мечом махать.

 

— Даже жизнь ратлера?

 

— Даже жизнь ратлера. Или ты шла сюда только за этим?

 

— Нет, – и она тоже задумалась. – Но я ведь нашла то, за чем я шла. Чувство гордости, своей значимости, но самое главное – чувство принадлежности Ордену и того, что ты всё делаешь правильно.

 

— Да. Я тоже считаю, что это очень важно. Крайне важно. Но неужели тебе больше в жизни ничего не хотелось бы?

 

— Ещё? – пара секунд молчания. – Ещё для меня важно иметь друга, с которым всегда можно поделиться всеми своими…всем, – сказала Ривелсея. – Без этого мне тяжело, очень тяжело с тех самых пор, как я ушла из дома.

 

— А я – не подхожу? – спросил Айлед.

 

— Подходишь. Я как раз об этом и хотела сказать. Хорошо бы мы с тобой хотя бы не растерялись. Служить Ордену – да, но хочется не чувствовать себя одиноко.

 

— Одиноко? – спросил Айлед. – Извини, Ривелсея: я не сразу понял, что тебе-то, наверное, намного более одиноко, чем мне, ведь с тех пор, как я прошёл обучение, я практически не бываю один. Да и во время обучения тоже, – Айлед усмехнулся. – Не такая я важная птица, чтобы на одного меня Великий Мастер всё своё внимание тратил. Нас пятеро было, и он нас всех одновременно учил, примерно как вот Анистал.

 

— Как, разве так можно? Не важная птица… А я, что ли…

 

— А ты, что ли. Я же тебе говорил уже: Веттар Нарт – очень солидный Мастер, он учит немногих. Но я очень рад, что в моём случае – так. Ратлеры – крепкая команда. Может, ты это пока не очень хорошо почувствовала, но поверь мне, это так. С того самого момента, как Генрес привёл меня сюда, я ощущаю, что я не один. А Фатиф, например – это вообще мой ближайший товарищ: после всего, что мы с ним вместе перенесли у Келлнарта, мы уж стараемся быть рядом друг с дружкой.

 

— Хорошо, когда так.

 

— Да. Мы и с Аланой тоже подружились, хорошая девушка: и поможет когда надо, и поговорить интересно. Но ты понимаешь, с тобой мне… Одним словом, ты мне нужнее.

 

— Правда?

 

— Правда. Я много про тебя думал, пока тебя тут не было… Знаешь, я больше грустил, чем любой другой в такой ситуации: не только сомневаться, помнишь ли ты обо мне или не помнишь – хотя я понимаю, тебе там и помнить-то некогда было – но ещё и о том, вернёшься ли ты вообще когда-нибудь… Ведь кто его знает, что может случиться…

 

— Да. Но ведь это всегда может случиться и с тобой, и со мной…

 

— Всё равно, намного спокойнее, если мы будем друг у друга на виду и вообще… вместе. Если тебе тоже хотелось бы, то я буду очень рад… просто счастлив быть с тобой поближе.

 

— Ты думаешь, я отвечу вот так сразу?

 

— Конечно, нет, ты можешь подумать. Да: ратлеры не одобряют таких вещей, как нам объясняли, но, в общем-то, что ратлерам до этого? Это ведь наша жизнь, в конце концов, и я не считаю, что в это кто-то должен ещё вмешиваться. Мы оба верно служим Ордену, и мне кажется, и Повелитель, и Совет должны бы этим удовольствоваться.

 

— Ты думаешь, у нас с тобой что-то может…получиться?

 

— А ты так не думаешь? – лицо Айледа сразу стало серьёзным, напряглось, и было видно: заведя весь разговор, он боялся этого момента.

 

— Я просто не уверена… Такое время…

 

— Да какое? Если ты имеешь в виду, что мы ратлеры – так это не «время»… А сейчас вроде как всё хорошо.

 

— Вроде как. Нет, Айлед, я не говорю, что нет, – она улыбнулась, чтобы прозвучало доверительно. – Мне ведь тоже нужен кто-то… кто-то, кому бы я верила. Мы посмотрим. Только торопиться, я думаю, не надо. Ведь и так уже хорошо.

 

Она поднялась. Свет уже почти истаял, темнота в Цитадели тоже сгущается необычно: от краёв, ухищрения с потоками воздуха приводили, наряду с прочим, и к этому эффекту. Прямо перед собой ещё долго как-то остаётся светло, в то время как вдалеке всё начинает гаснуть. Фонтан тихо журчал бесстрастной своей струйкой.

 

Айлед тоже поднялся, взял её за руку. Она не сопротивлялась. И когда он приобнял её за плечо – тоже. Было приятно, и ей хотелось расслабиться.

 

— Что бы ни случилось, – горячо прошептал Айлед, – я с тобой, Ривелсея. Просто помни: я с тобой.

 

— Спасибо, Айлед.

 

Он ещё постоял, потом прильнул к ней, отыскал губами её губы… Её руки почти уже сомкнулись вокруг его шеи, но тут её словно поразило грозовой энергией, что-то прошло через неё, и она вздрогнула всем телом, дёрнулась так, что Айлед тут же её выпустил. Крепка, крепка тайная память тела – именно в этот момент она подсунула момент предыдущего поцелуя. Рилан… И его жуткое лицо, уже обезображенное смертью – это всё вдруг ударило из прошлого. Её движение и её реакция были совершенно непроизвольны, но вот они, последствия: Айлед стоял и смотрел на неё и обиженным, и непонимающим взглядом.

 

— Прости, пожалуйста, – выдохнула она, ещё не отошедшая от шока.

 

— Простить? – действительно обиженный голос. – Нет, тут не за что прощать. Но… неужели тебе так неприятно?

 

— Айлед, не обижайся, – сказала она, и тоже с волнением в голосе. – Ты тут не при чём.

 

… Интересно, кто вот сейчас потянул её за язык, что такое сказалось?

 

— Я понял, – ответил он.

 

— Нет, ты не то понял…

 

— Да? – в его взгляде на миг вспыхнуло недоумение и краткое доверие. И тут же погасло. – Я то понял, – сказал он резко.

 

— Айлед…

 

Скорее всего, с юношей Айледом ей удалось бы договориться, исправив свою ошибку. Но что тут поделаешь – она уже говорила с Айледом-ратлером.

 

— Нет, – ещё более резко и твёрдо. – Я всё понял, Ривелсея. Спасибо за компанию, но теперь я должен вернуться к себе в корпус. Возможно, мы встретимся с тобой ещё на заданиях Ордена. Всегда буду этому рад. До встречи.

 

Горячие искры гнева в глазах. Он развернулся и быстро пошёл прочь. Она осталась стоять. Был порыв: догнать, обхватить, может, даже обнять. Но не факт, что он примет теперь её нежности. Вполне может и отбросить, ведь, в общем-то, она его сильно обидела. Ничего, помирятся, наверное. Несмотря на эту надежду, внутри было очень погано. Она не виновата… Просто не везёт ей с этим постоянно.

 

Айлед ушёл, вспыхивая гневом и подавляя им своё поражение. Она стояла ещё некоторое время. Мимо несколько раз проходили ратлеры, но никому она не была нужна, и никто ничего ей не сказал. Вздохнув, умылась из фонтанчика и пошла домой. Ещё одна ночь переживаний перед тяжёлым и трудным днём. К тому же – и опять… и опять она не могла не вспоминать его – того, кто был и ласковее, и нежнее последовательного и крепкого во всех своих действиях Айледа.

 

Как в воду глядела в отношении следующего дня. Когда наутро они снова собрались, то, помимо Анистала, увидели ещё одну фигуру – в чёрном. Носитель чёрной мантии стоял, скрестив руки на груди: обычная поза для тех, кто выше рангом и ждёт, когда ему дадут слово.

 

— Ратлеры, – начал Анистал. – Я провёл с вами десять дней занятий и считаю, что за это время те из вас, кто хотел чему-то научиться, научились всему, что я хотел вам дать. Теперь же, когда наше обучение закончено, я могу лишь пожелать вам успехов и надеяться, что вы не забудете наши уроки. Сейчас, – он сделал акцент, – с вами поговорит Мастер Кестанарт, – Анистал почтительно склонил голову и отошёл.

 

Кестанарт, не меняя позы, сделал два шага вперёд.

 

— Ордену нужна ваша поддержка, – начал он медленно. – Всех вас. Я считаю это большой честью для каждого: у вас есть возможность и доказать свою преданность, и проявить и увеличить свою мощь.

 

Три неторопливых тяжёлых шага перед сбившимися в кучу ратлерами.

 

— В данный момент Орден борется с приспешниками зла на западе, – продолжил он. – Врагов много, и они хорошо окопались. Вам ещё предстоит с ними познакомиться, и я надеюсь, что вы не спали на этих тренировках, – Кестанарт ещё помолчал. – Их преступление в том, что они, во-первых, не признают власти города Келдара и не платят в казну, во-вторых, не поддаются разумным доводам и не идут на переговоры, в-третьих, нападают на путников, которые проходят в тех местах, в-четвёртых, убивают воинов Келдара и наших рыцарей. Пусть этот враг не очень сильный, но он сложный. Совет Разума принял решение разгромить все их укрепления и по справедливости наказать тех, кто будет сопротивляться. Решение было принято два месяца назад. Пятьдесят дней как там укрепился и удерживает позиции отряд Мастера Агонарта, но без подмоги ему потребуется слишком много времени. Подмогой станем мы. Ещё один отряд ратлеров отправится завтра в десять часов утра. Его я наберу из вас.

 

Почему-то все молчали. Все чувствовали переломный момент, но был какой-то ступор, и все стояли, почти не шевелясь.

 

— Нет вопросов? – удивлённо спросил Кестанарт. – Хорошо. Зададите их потом своим командирам. А теперь, – сказал он, – ратлеры – построиться.

 

Построились, как обыкновенно – в колонну по трое. Ривелсея тоже построилась, хотя, как она сразу же поняла – не должна была.

 

— Поборники – сюда.

 

Ещё четверо, кроме неё, в том числе Галисан, встали несколько отдельно.

 

— Покорители, – и Анистал вместе с двумя другими встал ещё немного в стороне.

 

— Сейчас создадим несколько подразделений, – продолжил Кестанарт. – У меня имеются резервы, я должен посмотреть, скольких мне ещё придётся привлечь. Итак, – он задумался, видимо, считая имеющихся перед ним воинов. – Моя задача – создать из вас ле́гиос, единицу численностью в пятьдесят семь человек, которой уже не первое столетие воюет Орден ратлеров. Вас – тридцать восемь ратлеров, не хватает семерых, пятеро поборников, не хватает четверых, и три Покорителя. В общем-то, хорошо. Ну а поведу вас я, поэтому старайтесь заранее ко мне привыкнуть. А также и к своим новым командирам. Здесь всё довольно ясно, – проговорил он. И, обращаясь к ратлерам в фиолетовом. – Построиться по пять!

 

Восемь неполных шеренг встали ровными рядами. Выглядело красиво.

 

— Так. Теперь, – он подошёл к группе, где стояла Ривелсея, ухватил за руку одного из них, тихо спросил: «Как зовут?» и, громко воскликнув: «Поборник Ресата́л!», подвёл его во главу одной из шеренг.

 

«Поборник Галисан!» – и Галисан встал с ним рядом.

 

Она даже опомниться не успела. «Поборник Ривелсея!» – и вот она уже во главе шеренги, где, как она обнаружила, находятся и Фатиф, и Алана, но – и это она обнаружила с облегчением – нет Айледа. После того унижения, какое он испытал вчера – не хватало ещё ей стать над ним командиром!

 

Так же быстро три отряда под начальством Ресатала, Галисана и Ривелсеи были отданы под командование Покорителю Сальвао́ну, следующие три, где не хватало, правда, одного поборника – Анисталу, и наконец, остаточные, наполовину укомплектованные три отряда – по-ратлерски три отряда назывались дивизионом – Покорительнице Неса́ле. Её дивизион Кестанарт пообещал завтра к утру дополнить.

 

— Всё понятно? Знакомьтесь, – бросил Кестанарт.

 

Знакомиться… Она немножко нерешительно приблизилась к тем, кто теперь стали её подопечные. Сразу же кивнула Фатифу и Алане, те кивнули в ответ. Помимо Аланы, в её отряде была и ещё одна девушка, её звали Та́на. Довольно милое для ратлера создание: голубые глаза, светлые волосы выбивались из-под шлема несмотря на сделанную когда-то решительную попытку владелицы их значительно укоротить. При этом она входила в число рыцарей мощи, и в этом было какое-то несоответствие. Наконец, ещё двое мужчин: один, никак не меньше сорока лет, Хаки́р, и второй – помоложе, Сату́р. Она со всеми по очереди поздоровалась, а Тана даже пожала ей руку, крепко и уважительно.

 

Практически тут же весь их дивизион подозвал к себе Сальваон.

 

— Итак, ратлеры, теперь мы все составляем один отряд, один дивизион. Командовать дивизионом мне уже доводилось. Завтра, незадолго перед выходом из Цитадели Порядка, я разъясню вам некоторые вещи, касающиеся того, как должны вести себя бойцы ратлерского легиоса по пути в место назначения, в сражении и между сражениями.

 

— Между сражениями? – спросил Галисан. – То есть, мы отправляемся не на один решающий бой?

 

— Действовать приходится по ситуации. Совет Разума принимает такие решения, чтобы сохранить максимальное количество жизней ратлеров и союзников и с наименьшими потерями – но при этом в скорейшее время – выполнить необходимую задачу. Не рассчитывайте на то, что всё произойдёт быстро. Агонарт, как уже говорилось, больше чем месяц воюет там, но пока решительная победа не достигнута.

 

— Да сколько же там врагов? – спросила Ривелсея. – Если я понимаю, то легиос Агонарта – это почти шестьдесят ратлеров, так неужели они не могут…

 

Сальваон упреждающе поднял руку.

 

— Не в обиду будь сказано, но тебе просто не доводилось прежде воевать в ратлерских подразделениях, молодая поборница. Ничего, вскоре поймёшь, что мы можем, а чего нет. Не забывай: Орден воюет разумно. Риски и жертвы – только тогда, когда они того стоят. Это у неразумных людей бойцы ценятся как коровы, которых можно доить, а можно колоть. Повелитель дорожит вашими жизнями, всегда помните об этом. Но всё равно, – Сальваон нахмурился, – всё равно мы несём жертвы. И они будут больше, если мы останемся в стороне. Поэтому завтра мы выступаем. Сегодня отдохните перед трудными испытаниями, но в то же время настройте себя на них и соберите свою мощь. Всем нам будет нелегко, но таков Путь ратлера. Всё, я закончил. Вы сами можете решить, где и как провести оставшиеся часы.

 

Практически сразу всех отпустил и Кестанарт, сказав на прощание только то, что завтра утром, полвосьмого, все здесь присутствующие должны собраться около западных ворот Цитадели, а командиры – на час раньше других. Получив короткую свободу, ратлеры очень спешно разошлись, и Ривелсея поняла: многие из них, наверняка уже побывавшие в похожих делах, спешили собраться и подготовиться. Поэтому и она также не стала мешкать и отправилась в свой корпус, попрощавшись с Галисаном, Аланой и Таной, однако между ею и Айледом в этот день ни одного слова сказано не было.

 

Собираться-то, конечно, «собираться», но вот только что ей было особо собирать? На этот раз, по всей видимости (она уже посоветовалась с Галисаном), даже еду брать не было нужды: Орден всё это брал на себя, она же не одна отправлялась! Поэтому Ривелсея только укомплектовала опять свой рюкзачок, из всех денег взяла с собой только один анрелл, а остальные три завязала в узелочек и положила в свой шкаф. Уж за их-то сохранность Ривелсея не беспокоилась: более безопасного места, чем комната в Цитадели Порядка, она себе вообще представить не могла. Даже если она и потеряет каким-то образом то, что у неё с собой, то всё равно, и без учёта жалованья поборника, в бедности не останется, и эти деньги всегда будут её ждать, когда бы она ни вернулась.

 

И ещё, что-то ей захотелось увидеть Генреса. Если он задержался в Анрельте даже на два-три дня дольше её, то всё равно давно уже должен быть в Цитадели. А раз так, то мог бы и заглянуть… Но хитрый ратлер, конечно же, когда Ривелсея в первый раз в жизни захотела его видеть, так и не появился.

 

Глава 2     Глава 4     Оглавление

Купите трилогию «Очищение духом» полностью