«Очищение духом» ~ Writer Plus
 

«Очищение духом»

Читайте роман ""Очищение духом" полностью

«Вечная борьба добра и зла по обе стороны великой реки Келирон не оставляет равнодушным никого. Частью этой борьбы становится и девушка Ривелсея. Она уходит из дома и вступает в Орден ратлеров, движимая желанием сделать что-то полезное для всех людей – а попадает в круговорот кровавого хаоса.

 

Опасные улицы крупного красивого города, девственные леса и бесконечные болота – где же она обретёт себя? Кто из врагов окажется другом, кто из друзей предаст? Сколько будет длиться война и почему девушка с горящими глазами с грустью говорит, что война со злом – это перебрасывание огня через себя? И наконец – где же Ривелсея обретёт свою любовь?»

 

«Очищение духом» – на данный момент главное фэнтези-произведение писателя Никиты Марычева, над которым автор работал почти 10 лет. Несмотря на большой объём эпопеи, читатели утверждают, что она читается на одном дыхании. Этому способствует летящий динамичный сюжет, минимум описаний и отвлечённых рассуждений, огромная эмпатия главной героини – упорной девушки Ривелсеи.

 

Фрагменты «Очищения духом» размещены на множестве читалок и в магазинах, но лишь здесь роман присутствует целиком.

 

Если хотите, вы можете сразу купить трилогию «Очищение духом» за 180 рублей и читать в удобном формате.

 

Или читайте дальше бесплатно.

 

Читать книгу

Книга вторая. Очищение огнём 

 

Глава 2

 

А на следующее утро – опять то же самое. Она снова, немного волнуясь, стояла перед дверями в зал Совета. Даже, пожалуй, волновалась больше, чем вчера. Хотя вчера ей нужно было говорить, а сегодня – только слушать, но она не знала совершенно, чего ей ожидать, от этого и волновалась. Похоже – и в этом она почти не сомневалась – что ей опять предстоит задание. С тем заданием она вчера только покончила, а раз вызвали опять, значит, помощь её немедленно нужна ещё где-то. Ривелсея, конечно, понимала, что жизнь ратлера – не малина, но… Мысли о том, что это слишком, она старалась от себя гнать. Никакого отдыха. Никакой свободы. Вообще никакой. Она надеялась только на то, что её не возвратят опять в Анрельт. В этот раз её там чудом не угробили, но теперь, если вернётся, угробят точно. Возвращаться не хотелось. А вдруг её отправят что-нибудь дорабатывать? Вдруг пошлют всё-таки добывать Хартогатону Славы и Воздаяния – а что, ей же удалось один раз раздобыть эту книгу, почему бы и ещё раз не попробовать? Наверняка Совету хотелось бы ознакомиться с ней лично. Опять на миг пробила дрожь, когда Ривелсея вспомнила тайные письмена. Что-то было, было в них притягательное и жуткое, ей много раз становилось жалко, что она не смогла ещё полистать, подумать, разобраться… Но – даже ради такой возможности. Только не в Анрельт. Она, в общем-то, изложила ситуацию, в том числе и в отношении себя и того, какую память оставили её действия в Ночном Посольстве. Теперь она доверялась мудрости Совета.

 

На этот раз двери были закрыты, и Ривелсее пришлось дожидаться почти час или около того. Где-то через это время двери открылись, оттуда вышел какой-то ратлер. Очевидно, он тоже имел аудиенцию с Советом, все члены которого – теперь это Ривелсея уже видела – сидели на своих местах. Она стала понимать, что работа Совета – тоже не сахар: похоже, что им часто приходилось заседать чуть ли не по целому дню, чтобы решить все дела и вопросы ратлерского клана. Практически в ту же минуту сзади, в конце коридора, показался ещё кто-то. Похоже, его очередь наступит после неё. Совет, распределяя всех по часам, и в самом деле получал возможность работать бесперебойно.

 

Тут наступила и её очередь.

 

— Ратлер Ривелсея, зайди.

 

Она быстрым шагом зашла. Повелителя на чёрном стуле опять не было. Интересно, чем занимается главный ратлер, что он даже не приходит в Совет? Хотя – не всегда же он должен присутствовать, иначе ему времени вообще ни на что не хватит.

 

Она опять остановилась между столами. Суровый пожилой ратлер сразу же к ней обратился:

 

— Ривелсея! На своём последнем задании ты проявила себя очень хорошо.

 

Ривелсея поклонилась.

 

— Показала мощь Разума, способствовала установлению порядка, истребила врагов клана, прославила своего Великого Мастера.

 

Ривелсея всё не запомнила, слова были красивые, пафосные, только прочитанные ратлером немного монотонно.

 

— Орден признаёт твою преданность и твою собственную мощь и награждает тебя званием поборника.

 

Тут до неё дошло, что, возможно, именно это имел в виду Генрес, говоря «всё получится». Он так и не объяснил до конца, ну ещё бы, иначе ему пришлось бы её похвалить, а на это он был не способен.

 

— Служи Ордену верно, врагов побеждай, Разум укрепляй, Мастера почитай, Повелителю повинуйся.

 

Она опять поклонилась – в знак того, что именно так она и намерена делать и со всем согласна.

 

— Твоя мощь да сокрушит врагов. Страх в себе истреби: ты ратлер, сомнения в себе отложи: ты поборник, – закончил он, и продолжил:

 

— Вместе с этим званием, Ривелсея, ты получаешь содержание один анрелл в месяц и плащ поборника, в котором можешь теперь являться сюда и ходить по Цитадели. Прими это как дар от Ордена, – ратлер поднялся и почтительно протянул ей то, что лежало у него на коленях – синего цвета свёрток.

 

— Спасибо, – сказала Ривелсея от незнания, что ещё сказать. Такой торжественности она, если честно, не ожидала.

 

— Позволь также сказать в кратких словах: Орден тобой доволен. Побольше обдуманности, побольше рассудительности, но вообще ты не подвела ожиданий Совета. Теперь тебе предоставляется возможность сказать: какой путь ты избираешь в жизни – рыцаря мощи, рыцаря порядка или рыцаря мудрости. Этот путь ты выбираешь на всю жизнь.

 

— Мудрости, – решительно сказала Ривелсея то, что решила уже давно. Она, если честно, уже и думать забыла об этом выборе.

 

— Достойный выбор, – сказал тот же ратлер. – Совет будет учитывать его при назначении будущих заданий. Веттар Нарт, твой Великий Мастер, узнает о твоих успехах в ближайшее время, можешь не сомневаться, – тут он позволил себе на секунду улыбнуться. – Он будет рад таким новостям. Всё, Ривелсея, Орден благодарит тебя за безупречное отношение к назначаемым заданиям, теперь ты свободна до тех пор, пока тебя снова не позовут.

 

— Спасибо, – сказала Ривелсея в ответ.

 

— Ты быстро продвигаешься. Надеюсь, когда-нибудь ты сменишь синий плащ поборника на оранжевый плащ Покорителя. Мы все желаем тебе успехов!

 

— Я не подведу ваших ожиданий, и я очень благодарна за оказанную честь.

 

Ратлер благосклонно улыбнулся, как и некоторые остальные члены Совета. Аудиенция была закончена. Она направилась к выходу.

 

— Ратлер Намрил! – и в зал поспешно вошёл ратлер, стоявший до этого в коридоре. Ратлер, не поборник. Хм…

 

Прямо в коридоре здания Совета она развернула подаренный свёрток. Строго говоря, это был даже не плащ – его нижний край спускался чуть ниже пояса. Скорее это следовало назвать накидкой. Тёмно-синий колокольчиковый цвет, мягкая, нежная в руках материя. И, похоже, эта вещь тоже была непромокаемой. Интересно, как ратлерские вещи умудрялись сочетать такие качества?

 

Не только мягко, но и красиво. На каждом рукаве вышита серебром эмблема Ордена – косой крест, вписанный в ромб. На груди была такая же, уже не вышитая, а пришитая, и не из серебра, а из золота. Где угодно было бы приятно пройтись в такой накидке, она выглядела дорого и изящно. Ну а по Цитадели-то – особенно. Здесь она вызывала такое уважение, какое Ривелсее сразу же захотелось испытать. Недолго думая, она накинула её на себя, завязала спереди серебристым шнурком и уже потом вышла из здания Совета.

 

Шестеро ратлеров, которые стояли сегодня у входа в Совет, конечно, не удивились. Ну, их не только этим, их и чёрной мантией Мастера, наверно, не удивишь. К тому же, из них двое сами были в оранжевом и двое в синем. А вот пока она шла по направлению к своему корпусу, на неё много раз обращали внимание, и это было очень приятно. Всё-таки… Всё-таки чего-то она добилась. Вот оно, первое признание Орденом её заслуг. Меньше двух месяцев ратлер – и уже признание. Она должна бы, наверно, собой гордиться. Большинство встречающихся по пути ратлеров были в обычных фиолетовых рубашках, как и она полчаса назад.

 

Впрочем, особо она не обольщалась: признание – признанием, но раз теперь её считают способнее других, то наверняка нагрузят так, что мало не покажется.

 

Но пока что у неё отпуск. Надолго ли? С одной стороны, жить здесь, в Цитадели, намного лучше, чем бегать по улицам отдалённого города от сомнительных личностей. Но с другой… Как потратить здесь время, она решительно не знала. Есть и пить, читать книжки, высыпаться – это всё, что она могла придумать для себя на это время. Определённо, скучновато. Поразмыслив, она решила, что Айледа нужно всё-таки найти. Будет, по крайней мере, с кем поговорить, поделиться опытом, просто погулять по Цитадели. Решив так, Ривелсея подумала, что сейчас только на минуту зайдёт к себе, оставит фиолетовую накидку, немного потренируется с мечом и отправится его искать. Только бы он был здесь.

 

Но, как выяснилось, искать никого не требовалось. Айлед сам ждал её около её комнаты.

 

— Приветствую, – сказал он с улыбкой и, тут же оценив её плащ, добавил:

 

— Поборница?

 

И снова улыбнулся. Ривелсее было приятно. В первую очередь, конечно, то, что он заметил её продвижение. Кстати говоря – первым.

 

Айлед немного изменился. Он был не в традиционной фиолетовой накидке, а в чёрной рубашке, самой обычной, наверняка купленной не здесь, а где-нибудь в городах. Румяные щёки, голубые глаза – всё те же, а ещё за пояс была заткнута секира. Не очень большая, с длинной чёрной ручкой и отливающим серым лезвием.

 

— Привет, – ответила Ривелсея. – Как ты смог узнать, что я уже вернулась?

 

— Несложно. Рядом со зданием Совета, а также рядом с каждым из ратлерских корпусов, висит список, кто и когда приходит в Совет. Вчера я обнаружил там случайно твоё имя, вот и решил подождать. Узнать, как у тебя дела, – в последней фразе на миг прорезалась даже какая-то нотка заботы.

 

— Я пока что отдыхаю. Совет сказал, что я свободна, пока они меня снова не позовут. А тебя – посвятили?

 

— Посвятили.

 

— И как? – она сама внутренне содрогнулась, вспомнив собственное посвящение.

 

— Нормально, – ответил Айлед тем же самым словом, которым и она когда-то охарактеризовала ему этот процесс.

 

Ривелсея вспомнила, что ещё не завтракала, но есть пока что-то и не хотелось. А в центре питания её всегда подождут.

 

— Пойдём прогуляемся, – сказала она Айледу.

 

— Прогуляемся? Пойдём.

 

Так и не дойдя до своей комнаты, она снова вышла на улицу. И тут же обратила внимание, что Айлед немного пригнулся, когда сделал шаг правой ногой. Видимо, это уже навсегда. Обучение у Келлнарта не прошло даром.

 

— А я ведь живу здесь, в соседнем с тобой корпусе, – сказал Айлед. – Всех ратлеров расселяют поблизости, вместе, только Великие Мастера живут отдельно.

 

— Ты столько всего знаешь, а я вот даже про список посещений Совета первый раз слышу, а то бы уж, конечно, посмотрела его и вчера, и два дня назад.

 

Айлед засмеялся.

 

— Ну а ты зато поборница. В сравнении с этим мои знания имеют немного веса. Давай рассказывай, каким образом это тебе удалось. Я поражаюсь, если честно, твоей успешности и быстроте. Ведь сколько ты уже ратлер? – меньше полугода. А я говорил с несколькими рыцарями, которые больше трёх лет уже служат Ордену, но всё ещё они просто рыцари…

 

— Правда?

 

— Правда, – улыбнулся Айлед. – Я потому и говорю: рассказывай.

 

Ривелсее опять приходилось возвращаться к недавним событиям. А ей очень не хотелось. И потому она сказала:

 

— Да вот прогулялась немного по Анрельту, – при этом она сделала многозначительный акцент на слове «прогулялась», – и Орден решил, что меня надо повысить.

 

— Прогулялась? – в этом слове, слетевшем с губ Айледа, не было и тени непонимания или шутки. – Что, сильно прогулялась?

 

— Сильно, – кивнула Ривелсея. – А что делать.

 

— Анрельт, – вздохнул Айлед. – Самый красивый город…

 

— Рассадник, – хмуро сказала Ривелсея. – Такого поганого места – при всей внешней красоте – я и представить себе не могла.

 

— Давно там не был, – ответил Айлед. – Но неужели – правда так плохо?

 

— Ну, если даже не считать того, что я потеряла там своего хорошего друга, и ещё свой ратлерский меч, и ещё меня три раза чуть не убили…

 

Она сделала многозначительную паузу. Айлед удивлённо расширил глаза.

 

— А когда я говорю, что меня чуть не убили, это значит, что меня чуть не убили, – закончила Ривелсея, считая, что достаточно хорошо выразила свою мысль.

 

— А я думал, что город – это наоборот хорошо. Не так опасно, говорить надо больше, чем делать, дипломатия…

 

— Совсем не опасно, – фыркнула Ривелсея. – Особенно когда все бандитские шайки этого города начинают драку, а тебе надо лезть в самую гущу и выяснять, что, как и почему. А дипломатия, – она подумала, вспомнила свои длительные разговоры со Стекольщиком и с Ирсой, – Да, дипломатия, в общем-то, пригождалась. Хотя и меч, конечно, тоже.

 

— Но ты же «мудрейшая»! Я помню, ты сама говорила. Вам должны давать другие задания, разве нет?

 

— Не знаю. Мой наставник, – на этом слове Ривелсея споткнулась, – обещал мне, что задание будет «без силы», но… как-то не сложилось. Возможно, я сама делала многое не так. Но что теперь… Надеюсь, дальше будет по-другому.

 

Айлед согласно-поддерживающе кивнул.

 

— А у тебя что? – спросила она. Ей не хотелось больше про Анрельт. «Анрельт» в её голове почему-то проносился в трёх картинах: проповедник с безумными глазами, побелевшее лицо Зенриса и ещё более ужасное – Рилана.

 

— У меня… Что тут говорить, Ривелсея, мы – рыцари мощи, наше дело – истреблять врагов клана. На той неделе нам сообщили, что сплочённая и опытная шайка расположилась совсем недалеко от Цитадели Порядка в двух днях пути. Место для них было хорошее, около Нириона – собственно, там, где проходят союзники, когда везут со стороны Невильна медь и железо. Четыре нападения на торговцев, причём сделано всё так умело, что никто не сбежал с вестями в Цитадель или обратно в город и не осталось никаких предметов или следов, которые говорили бы о происшествиях. Вот потому и так долго.

 

— А «мы» – это кто?

 

— «Мы» – рыцари мощи, в этот раз нас отправили пять человек, – ответил Айлед. – И дело, надо сказать, получилось довольно горячее. Потому что до этого отправляли двоих ратлеров разобраться, но их убили. Банда была опытная, я ещё раз повторяю. Совет засуетился, отправил нас.

 

— Была?

 

— Да… Была. Фати́фа ранили очень серьёзно, всю ногу раскромсали крюком, Ала́не тоже неслабо дубиной по голове заехали, потом ещё…

 

— Алана? Это девушка?

 

— Лет двадцати семи, – кивнул Айлед. – Опытная, вообще-то, не в пример нам… мне. Она у Маленарта училась, мечом крутит – жутко становится, а особо активных врагов всегда готова угостить дротиками. Убийственно, – он даже поморщился. – Тяжёлые такие, из меди, и всегда в горло летят, как заколдованные. У неё, – смущённо добавил Айлед. – Я у неё выпросил парочку, так одним попал бандиту в ногу, а другим, – он улыбнулся, – в кусты. Пришлось топором…

 

— Ну и как?

 

— Всё нормально. В том смысле, что теперь, я полагаю, торговцы могут не переживать: их товары до Цитадели доберутся. Никого из семадцати не осталось.

 

— И сколько твоих?

 

— Трое, – серьёзно сказал Айлед.

 

— Шестнадцать, – ответила Ривелсея.

 

Десять секунд помолчали.

 

-Да… Ну… что же делать. Приходится. Потому что это те, кто не принимает Разум. Когда-нибудь и такие, как они, поймут, как жить требуется. Или умрут.

 

— Приходится. И похоже, к этому можно привыкнуть. Но вообще-то, ничего такого. Жалость – только зло. Помни об этом, и никогда не оставишь жить того, кто этого не заслуживает. Вот и всё.

 

— Да… Я очень стараюсь. Но… трое из них просили пощады у Аланы. Ну, они нашли, конечно, чего просить и у кого просить…

 

— Раньше надо было думать. Пощады все просить горазды.

 

— Да, наверное.

 

Чтобы приободрить Айледа, она решила всё-таки рассказать ему несколько эпизодов из своих странствий в Анрельте, именно те случаи, когда ей приходилось выбирать между милосердием и справедливостью, какой выбор она делала и чем это заканчивалось. А Айлед слушал, слушал внимательно, даже не просто как друга, а скорее – как наставника. И дело тут очевидно было не в новеньком синем плаще, поскольку Ривелсея замечала это и раньше, когда они оба только ещё учились у своих Великих Мастеров.

 

Таким образом вышло, что прогуляли они довольно долго. Их беспрепятственно пропускали все стражи Цитадели, не только не преграждая дорогу, но даже ничего не спрашивая. Девушку всегда интересовало, как они умеют распознавать, кто ратлер, а кто нет. С одной стороны, её без вопросов пускали в ратлерский район, когда она ещё только была ученицей и не носила даже фиолетовой рубашки, с другой – она была уверена, что никого из не-ратлеров, даже одетых в ратлерскую одежду, туда бы не пустили. Но это так и осталось для неё загадкой, некой тайной стражников.

 

Они погуляли и по торговому району, где во множестве были магазины и лавки, в которых можно было купить всё: от книг и доспехов до украшений и моркови. Обидно было только то, что эти магазины, хоть и находились на территории Цитадели, но принадлежали не столько Ордену, сколько торговцам, многие из которых продавали товары местного производства, а другие привозили их издалека. Последние были особенно заметны по тому, что, почему-то считая ратлеров чрезвычайно богатыми, словно состязались друг с другом, кто сильнее взвинтит цены. Некоторые товары, не жизненно необходимые ратлеру и не производящиеся в Цитадели, имели цены, которые вызывали лёгкое оцепенение и ни за что не могли бы быть даже названы на базаре в Анрельте. Серебряное колечко за пол-анрелла, специи пять золотых монет стаканчик и нежная тонкая ткань пятнадцать монет за свёрток, которая была годна на то, чтобы сшить из неё занавески или бельё, были лучшим тому подтверждением. Если бы Ривелсея была достаточно глупа, чтобы потратить здесь деньги, то на все имеющиеся у неё средства она смогла бы купить пять или шесть предметов; более того, даже имея все деньги Ирсы, она запросто унесла бы все покупки в рюкзачке. Что делать – Совет контролировал цены только на то, без чего, по его мнению, ратлеру не обойтись. Зато здесь никогда нельзя было увидеть ратлерское оружие: его невозможно было купить ни за какие деньги, ратлерское оружие носили только рыцари Ордена, и пусть все жадные до денег торгаши пооткусывали бы себе уши, но продать его за пределами Цитадели им никогда бы не удалось.

 

Они посетили также промышленный район, где самым интересным зданием была Фабрика. На Фабрике, не в пример обычным мастерским, производилось только то, чего не встретишь на обычных базарах. Там, видимо, выплавлялось ратлерское железо, там же постоянно работал усовершенствованный агрегат для печатания книг. Во всех поселениях такого или вообще не было, или он работал очень медленно и требовал много рабочих рук. Большинство книг из тех, которые встречала Ривелсея, были всё-таки рукописными. Несомненно, Фабрика таила в себе ещё немало секретов и наверняка изготавливала много чего, о чём они с Айледом просто не имели представления. Здесь же находилась и Гильдия исследователей, представители которой сутки напролёт просиживали за книгами и схемами в погоне за новыми мыслями и открытиями. Мозг Ордена ратлеров. Вполне почётное звание.

 

Жилой район – домики, где жили союзники клана – был крайне похож на жилой квартал того же Анрельта. Их труд, как ни крути, был крайне важен для всей структуры Ордена. А ратлерский Ривелсея с Айледом и так уже исходили: все здания, кроме небольшого корпуса Великих Мастеров, где также помещалась тайная, особая библиотека ратлерских знаний, были им доступны.

 

В Цитадели очень хорошо следили за порядком. Повсюду, во всех районах, кроме стражей можно было увидеть ещё и Протекторов – ратлеров в сверкающих перламутровых доспехах, чрезвычайно похожих на Стражу в Анрельте. Хотя в поединке Стража Анрельта и протектора Ривелсея бы даже не задумалась, на кого поставить. Они мелькали довольно часто и зорко следили за порядком во всех отношениях. Чрезвычайно редко можно было встретить Высокого протектора – эти имели очень крепкие доспехи чёрного цвета, выполняли приказы Совета и могли победить большую часть ратлеров, которых можно было встретить в Цитадели. Были, как узнала Ривелсея от Айледа, и Абсолютные протекторы, исполняющие личные приказы Повелителя, но их Ривелсее пока встречать не доводилось.

 

Как оказалось, гулять с Айледом и в самом деле интересно. Им действительно было о чём поговорить. А поскольку делать ей особенно сейчас было нечего, а убивать время как-то было надо, то они договорились встретиться и на следующий день, а затем – и ещё на следующий. У Айледа пока что тоже был отпуск, и он, по всей видимости, не меньше её был этому рад.

 

Когда он постучался к ней в комнату на третий день, то обнаружил, что её там нет: Ривелсея на большой площадке в конце коридора кружилась в бешеном танце со своим новым мечом. Самостоятельные тренировки были сейчас её единственным каждодневным вкладом в ратлерское развитие. Первоначально Айлед даже не хотел подходить к ней сразу, желая посмотреть издалека, как это у неё получается, но было поздно: она его уже заметила.

 

— Тренируешься? – улыбнулся Айлед, медленно подойдя к ней. – Не хотел тебе мешать, я, полагаю, могу посмотреть. Мне бы хотелось видеть тебя в действии.

 

Ривелсея посмотрела на топор Айледа, всегда висевший у него на поясе. Как сказал сам Айлед, он носил его с собой по Цитадели, «чтобы привыкнуть».

 

— Я сам сегодня ещё не тренировался, но я могу и вечером… А сейчас, если ты уже закончила…

 

Ривелсее пришла в голову дерзкая мысль.

 

— А не надо вечером, – сказала она, мягко беря меч обеими руками и выставляя его перед собой «центральным блоком».– Давай!

 

— Что «давай»?

 

Ривелсея молча ринулась вперёд, намереваясь приставить меч к груди Айледа и сказать «ты мёртв» или проделать какую-нибудь подобную шутку. Но нет, железо лязгнуло об железо: Айлед прыгнул назад, выдернул из-за пояса секиру и отвёл выпад с достаточной лёгкостью.

 

Ривелсея резко крутанула меч, надеясь взять неожиданностью, резко ударила снизу, чтобы подвести его всё с той же фразой к его животу, но опять встретила секиру. Тут же её меч принял на себя сильный удар, и ей пришлось порывисто взметнуть его одним концом вверх.

 

И, стоило Айледу на миг отвести от себя секиру, тут же ударила этим концом «на угол». Всё-таки лёгкость оружия, по её мнению, была преимуществом.

 

Айлед вряд ли ожидал такой маневр и просто отскочил, понимая, что блокировать не успеет. Впрочем, он на удивление быстро отреагировал: перевернул топор лезвием вверх и ударил снизу. Снизу, конечно, не сверху, всю энергию удара так не вложишь, но Ривелсея едва не пропустила этот выпад.

 

Она снова ринулась – и снова ударила об металл.

 

Сама по себе, подчиняясь только боевым рефлексам, начала подниматься мощь. Ривелсея рванула меч, наткнулась на топор – и ещё рванула, разбив блок Айледа, он отвёл топор назад и опять отпрыгнул.

 

Но тут же бросился вперёд.

 

Три удара подряд – Ривелсея едва за ним успевала.

 

Потом она перешла в наступление, потеснила Айледа на три шага. Но ненадолго.

 

Честно говоря, она была удивлена. Она не ожидала, что Айлед может сражаться с ней на равных. Нет, она понимала, что он тоже ратлер… но считала себя сильнее.

 

Она бросила выпад сбоку – Айлед поставил наискось топор. Они стояли, скрестив оружие, и оба подбавляли мощи в свой натиск. Но ничего не менялось, оружие не двигалось. Ривелсея посмотрела на Айледа, задорно улыбнулась. Но при напряжении, которое при этом было на её лице, эта улыбка, наверное, получилась не очень-то доброй.

 

Её сложившееся положение не устраивало. Кто-то же должен победить? Айлед, похоже, вполне был готов предложить ничью.

 

Но нет.

 

Она отпрыгнула назад, к самой стене. Он тут же бросился вперёд. Он не понял её плана.

 

— Веттар Нарт!

 

Ривелсея подпрыгнула, ударила, вложив всю мощь, в прыжке ногами по стене и от этого метнулась вперёд, как молния, прекрасно зная, что этот удар Айледу никак не отбить. Она перекинула меч плашмя, с тем чтобы не угробить приятеля, если он вдруг что-нибудь не успеет. Хотя она рассчитывала на его умения. То, что она сейчас делала, называлась «Мощь гнева», да ещё в усиленном варианте, а это и без того вещь довольно опасная.

 

Но Ривелсея тоже не всё учла. Пока – доли секунды! – она летела, Айлед и его топор просто куда-то исчезли, и она крепко ударилась о гладкий деревянный пол. Было больно. Миг спустя она почувствовала, что кто-то сидит у неё на спине, и прикосновение холодного металла.

 

— Келлнарт, – отозвались сверху.

 

— Ххх, – Айлед был тяжёлым, его вес сдавливал ей лёгкие, – слезь, – попросила Ривелсея.

 

Она поднялась с пола.

 

— Похоже, я где-то ошиблась.

 

— Да, – спокойно кивнул Айлед, будучи уверен, что при разговоре о боевых стратегиях ратлер не может обижаться. – Ты горяча, Ривелсея, а уж если тебя разозлить, то тут, наверное, даже попрощаться с жизнью не успеешь… Но горячность, как видишь, иногда разбивается об расчёт, – лукаво сказал Айлед. – Хотя дерёшься ты хорошо, очень хорошо.

 

Она слабо улыбнулась. И руки, и живот ещё болели от удара.

 

— Ничего. Будем тренироваться каждый день. Так даже интереснее. Я думаю, нам есть чему поучиться друг у друга.

 

В виде отдыха после таких напряжённых событий они снова пошли пройтись. Как-то так получилось, что Ривелсея неожиданно для себя привела Айледа к своему заветному фонтанчику. Здесь было хорошо. Они сидели на лавочке, и Айлед рассказывал подробности сражения с бандитами и как они шли туда и обратно через пустыню. Она частично слушала, но больше думала о своём, глядя в который уже раз на тонкую струйку воды, вырывающуюся из камня. После только что с ней происшедшего… после всего, ей было, наверное, полезно вот так вот гулять, отдыхать и смотреть на воду. Пока была возможность – она наслаждалась.

 

Как оказалось – правильно. Уже следующий день оказался далеко не таким беззаботным. Похоже, Повелитель не одобрял безделья среди своих рыцарей, и воплотилось это в том, что когда они вернулись к её корпусу, то увидели, что на двери – не заметить нельзя – было крупно выведено: все ратлеры званием ниже Мастера обязаны явиться завтра к шести утра на специальную дополнительную тренировку к Покорителю Аниста́лу, которая будет продолжаться в течение двенадцати дней. В общем-то, они оба были не против, потому что делать что-то полезное в начальном и конечном счёте всегда приятнее, тем более – для ратлера, который всегда должен следовать вперёд по своему Пути. Так что разошлись они в предвкушении, что завтрашний день наверняка будет интереснее сегодняшнего. Единственное, что заинтересовало Ривелсею – эти самые двенадцать дней. Её удивило, прочему число дней указано так точно. К чему бы это?

 

Глава 1     Глава 3     Оглавление

Купите трилогию «Очищение духом» полностью