«Очищение духом» ~ Writer Plus
 

«Очищение духом»

Читайте роман ""Очищение духом" полностью

«Вечная борьба добра и зла по обе стороны великой реки Келирон не оставляет равнодушным никого. Частью этой борьбы становится и девушка Ривелсея. Она уходит из дома и вступает в Орден ратлеров, движимая желанием сделать что-то полезное для всех людей – а попадает в круговорот кровавого хаоса.

 

Опасные улицы крупного красивого города, девственные леса и бесконечные болота – где же она обретёт себя? Кто из врагов окажется другом, кто из друзей предаст? Сколько будет длиться война и почему девушка с горящими глазами с грустью говорит, что война со злом – это перебрасывание огня через себя? И наконец – где же Ривелсея обретёт свою любовь?»

 

«Очищение духом» – на данный момент главное фэнтези-произведение писателя Никиты Марычева, над которым автор работал почти 10 лет. Несмотря на большой объём эпопеи, читатели утверждают, что она читается на одном дыхании. Этому способствует летящий динамичный сюжет, минимум описаний и отвлечённых рассуждений, огромная эмпатия главной героини – упорной девушки Ривелсеи.

 

Фрагменты «Очищения духом» размещены на множестве читалок и в магазинах, но лишь здесь роман присутствует целиком.

 

Если хотите, вы можете сразу купить трилогию «Очищение духом» за 180 рублей и читать в удобном формате.

 

Или читайте дальше бесплатно.

 

Читать книгу

Книга первая. Очищение мечом

 

Глава 28

 

Ей везло. Она благодарно потрогала свой талисманчик. Пока эти ослы квайзы вели переговоры со Стражей и пока (этого она, правда, уже не видела) их всех потом вели в здание Стражи на Золотой площади, ей удалось сбежать. Конечно, закон Анрельта воспрещал категорически ходить ночью по городским улицам с оружием. Тем более – отрядами. Хотя борьба между разными организациями в этом городе приобретала уже устрашающий размах, но Градоправитель и все, кто с ним, усиленно делали вид, что всё спокойно и что поимка человека с ножом в кармане – это дело небывалое и исключительное.

 

Впрочем, не все квайзы были так глупы. Ривелсея передвигалась по переулкам очень тихо, просто-таки скользила тенью, совсем без шума и не привлекая к себе внимания. Внезапно она услышала сзади себя какой-то шорох и резко, молниеносно обернулась, чтобы тут же решить, драться ей или бежать.

 

— Да тише ты, – сказала Нирсела с улыбкой. – Ещё убьёшь, пожалуй, а потом жалеть будешь.

 

— А не надо так тихо подкрадываться, да? – у Ривелсеи отлегло от сердца, и она тоже улыбнулась.

 

— Прости, я забыла привязать к ногам гири. Только боюсь, что с ними я бы тебя не догнала. И так ведь непросто это было: слышала, как они там трубили? Так это мне, чтобы я остановилась, – Нирсела перевела дыхание. – Хейлеру, конечно, из-за моего побега побольше штраф выпишут, ну да ладно. Может, я ещё окуплюсь, если смогу тебе помочь.

 

— Думаю, что да. Только давай тут не мешкать, а то сами тоже сейчас отправимся со стражниками под ручку.

 

Нирсела засмеялась.

 

— Давай, – сказала Ривелсея. – Добегаем до дома Рилана, а там на повозке в Полуанрельт.

 

— До чьего дома?

 

— Вот, и познакомишься заодно. Бегом!

 

Рилан, конечно же, был рад. Когда ночью раздался стук в дверь дома Белтона, то открыл им сам Рилан. Он, похоже, и не спал даже, и не собирался: полностью одетый и глаза совсем не заспанные.

 

— Рилан, – сказала Ривелсея. – Доброй тебе ночи, я рада тебя видеть, и нам нужна повозка, чтобы ехать в Полуанрельт. Ты выручишь?

 

Рилан был молодец. Он раздумывал секунд десять, не больше.

 

— Хорошо, – сказал он. – Заходите, а я сейчас приеду. Минут через пятнадцать. Устроит?

 

Хотелось бы, конечно, быстрее, но быстрее было некуда. Ривелсея кивнула. Они зашли в дом. Ривелсея немного успокоилась. Конечно, пусть всё было не слишком-то хорошо, но намного лучше, чем могло бы быть. В голове по-прежнему мутилось. Такого с ней ещё никогда не было. Они с Нирселой, не зажигая света, сидели прямо у двери на какой-то узкой лавке и ждали. Белтон, видимо, или спал, или его не было дома. Скорее, конечно, спал. Времени уже было более чем достаточно, около того часа, когда ночь преломляется напополам и дальше движется уже к рассвету. А Рилан вот не спал и открыл сразу. Ну, это объяснимо: она ведь сама сказала, что, возможно, придёт ночевать к нему, поскольку ей больше некуда. Он, разумеется, и ждал. Может быть, он, конечно, ожидал чего-то другого, а не того, что она, да ещё и не одна, ворвётся среди ночи и с порога закричит ему готовить повозку. Кто же знает – вероятно, он надеялся, что всё будет иначе? Может, что-нибудь когда-нибудь и будет, но только не сейчас, когда нужно любым способом разделаться с Ночным Посольством. И ещё, как было бы хорошо, если бы перестала болеть и мутиться голова…

 

Рилан и вправду вернулся очень быстренько. Весёлый и беззаботный, как и всегда.

 

— Ну что, всё готово, – сказал он. – Рябинка только и ждёт, когда мы отправимся в путешествие. Нет, конюх, конечно, не очень был доволен, что мне лошадь среди ночи понадобилась, и всё-то ему интересно было: куда да куда, ну а что куда, если надо мне? В общем, побубнил себе там что-то – ну естественно, я ж его разбудил, а кому ж такое приятно? – но ничего, лошадь-то мне вывел, так что всё в порядке и можно ехать.

 

Не теряя времени, они с Нирселой залезли в повозку, Рилан сел править.

 

— Ривелсея, там всё в повозке, что ты оставила, я ничего не вынимал, – не замолкал Рилан. Он имел в виду её рюкзачок, меч и деньги в отдельном увесистом мешочке.

 

— Хорошо, Рилан. Я боюсь, что теперь мне может пригодиться и меч. Хотя, честно, не хотелось бы.

 

— Мне тут конюх грозился, что меня через ворота не пропустят, по ночному-то времени, но где ему знать, что там как раз мой приятель стережёт! А он меня хорошо знает, что я вожу одни продукты и ничего запретного. Уверен, что проблем не будет.

 

— Хорошо бы, – хмыкнула Нирсела, – и так их уже более чем достаточно. С самого утра со вчерашнего.

 

— И ещё будут, – успокоила Ривелсея. – Ты даже перестанешь считать, что были какие-то проблемы вчера.

 

— Да хватит тебе! – воскликнула со смехом Нирсела, а Рилан обернулся на секунду и посмотрел на них внимательно и с беспокойством.

 

— Я так понимаю, что теперь мы едем в гости к кому-то ещё хуже, чем… – он многозначительно расширил глаза.

 

— Всё к тем же, – ответила Ривелсея. – Только теперь на угощение можешь не рассчитывать, Рилан. Вот сегодня, последний раз, может быть опасно. Ты видишь, я же даже не одна, со мной Нирсела – опытный и яростный воин, если что, она меня защитит. Так что, сильно не волнуйся. А потом, уже этим утром, я и правда исчезаю из Анрельта.

 

— Да ты издеваешься, Ривелсея, – это Нирсела. – Я тебя защищу? Да ты в сто раз меня опасней, ни за что бы не решилась с тобой подраться! Я защищу… Ты меня саму вчера спасла два раза. Я поэтому и стараюсь тебе хоть немножко помогать.

 

— Спасибо. Я ценю твою помощь, да ты меня сегодня тоже спасла, можешь не сомневаться.

 

— Ривелсея, а ты… ты ещё помнишь про меня? – спросил Рилан. – Я хочу с тобой. Не забудешь?

 

И опять Ривелсея подумала о том, что у Рилана просто, похоже, нездоровые мечты, но отговаривать его она не имела права.

 

— Хорошо, – сказала она, заставив себя улыбнуться. – Я согласна. Пойдёшь со мной, если только всё здесь пройдёт благополучно.

 

— Ура. Скорее бы, – тихо сказал Рилан, и по голосу было слышно, что он сейчас действительно очень рад. А вот сама она была не очень-то рада. Всё сильнее и сильнее щемило горячо сердце; Ривелсея чувствовала, что что-то идёт неправильно. Что-то она делала не то. Но вот что, она не знала. Возможно, давно бы следовало всё бросить и сбежать в Цитадель. Да и сейчас было ещё не поздно. Хотя, с другой стороны… Слишком много людей возлагают на неё свои надежды, слишком многие с нею связаны в этом деле. Она не одна. И удрать тоже не сможет. Как она сейчас: спрыгнет с повозки и отправится на север? Нет, это невозможно. Каким-то странным образом всё уже предрешено, и она сама не вольна в своих действиях. Ей придётся ещё раз встречаться с Посольством, от этого никуда не деться. Лишь бы только эта встреча закончилась не чересчур плохо…

 

— Опять задумалась? – Рилан посмотрел на неё с приятной и милой улыбкой.

 

— Нет, ничего, – она опять постаралась улыбнуться. Странно… Ничего между ней и Риланом, в принципе, не было, но её почему-то грела его улыбка и его взгляд. – Думаю, всё обойдётся, – на самом деле она так не думала.

 

Похоже, Рилану было просто неудобно говорить с ней при Нирселе; Ривелсея нисколько не сомневалась, что, будь они вдвоём, он нашёл бы и ещё, что ей сказать. А так – он опять отвернулся и стал смотреть на дорогу.

 

Ворота и правда проехали быстро: Ривелсея и Нирсела залезли внутрь поглубже, Рилан остановил на полминуты Рябинку и сказал кому-то несколько слов, раздался чей-то голос и смех, и повозка вновь тронулась с места. Застучали по камням колёса. Ривелсея высунула голову и увидела: понемногу гаснет яркое пятно Анрельта – в нём горело несколько сотен светильников – и со всех сторон наступает пронизанная звёздами темнота. Нет, дороги, конечно, охранялись – по крайней мере, на ближайшее расстояние от города: каждые два километра были посты, и там пять стражников и днём и ночью стояли в дозоре, переговариваясь друг с другом днём флажками, а ночью огнями. Но Рилан не возбуждал ни у кого подозрений или ему просто везло – он миновал два таких поста вообще без вопросов. Потом последовал поворот направо, и повозка покатилась по другой дороге.

 

— Всё, – сказал Рилан. – Мы теперь на прямом пути.

 

— Хорошо. А долго ещё?

 

— Ну… Полчасика.

 

Ривелсея расстроилась от этого. Ей почему-то было жалко каждую минуту. Что ж, делать было нечего.

 

— Ну хорошо.

 

Ривелсея надолго замолчала. Мерный стук повозки, щёлканье мелких камней, дыхание загадочной недоброй ночи. Вскоре впереди вновь стали видны огни – правда, значительно меньше.

 

— Ну вот он, Полуанрельт! – произнёс Рилан. – Добро пожаловать!

 

Ривелсея опять выглянула в ночь, но не особо что увидела.

 

— Лучше не высовывайся, – посоветовал Рилан. – Здесь-то у меня знакомых нет, могут и не пропустить по ночному времени. А могут и обыскать. Тут уж никогда не знаешь, как всё это будет.

 

— От чего это зависит? – спросила Ривелсея.

 

— От подозрительности стражника, от его настроения и стремления видеть во всех шпионов и врагов.

 

— Будем надеяться на лучшее, – сказала Ривелсея, потирая свой талисманчик.

 

— И готовиться к худшему, – проворчала Нирсела. Она что-то не очень была склонна надеяться.

 

Но сегодня, похоже, была счастливая ночь. Легко и быстро их пропустили и через ворота Полуанрельта. Без сомнения, это было крайне интересное место, старинный (и потому во многих местах уже частично разрушенный) замок, который и по архитектуре, и по расположению построек сильно отличался от самого Анрельта, и побродить здесь, полюбоваться видами наверняка было бы очень интересно.

 

Но, конечно, не сейчас. Сейчас (поскольку Ривелсея тут была вообще первый раз, то этот вопрос обсуждали Рилан и Нирсела) решено было отдать повозку и Рябинку под охрану местному специальному конюху, который, конечно, по ночному-то времени сдерёт сорок серебром не задумываясь, но что же делать, да и деньги у них, к счастью, имелись. А потом уже – пешком до Кирпичной улицы. Что делать там, Рилан с Нирселой обсуждать не стали: видимо, там командование планировалось передать Ривелсее. Она поняла это и сосредоточенно напряглась: слишком многое от неё зависело. Поступая в ратлеры, она не думала почему-то, что ей вот так вот сразу придётся командовать людьми и принимать решения. Ну хоть бы кто-нибудь помогал ей советами. На кого она могла положиться? Хейлер, Рейтон, Хитрый Стекольщик… Ну нет, у всех у них свои задачи, а что касается квайзов, то они вообще не очень-то располагают к тому, чтобы на них положиться. Ладно, никого не надо. Как-нибудь. Сама. По-ратлерски.

 

Пятнадцать минут спустя они уже проделали всё, запланированное выше. Впереди шла Ривелсея в своём плаще. По крайней мере, в нём не холодно ночью. Полуанрельт спал очень чутко. Никаких стражников тут вообще не было, а было очень тихо, и донельзя громко раздавались, как ни старались они идти бесшумно, шаги по булыжнику. Это в Анрельте дороги делали из кирпича, здесь же всё было ещё по-старинному, а потому и не очень удобно.

 

— Куда теперь? – спросила Ривелсея у Нирселы.

 

— Сюда, – кивнула та на переулок. Переулок был тёмный, идти туда не хотелось.

 

— Рилан, – сказала Ривелсея.

 

— Я с вами, – он, конечно же, был упрям.

 

Что с ним делать?

 

— Я думаю, Рилан мог бы покараулить снаружи, как я в прошлый раз, – вступила Нирсела. – Даже очень хорошо бы было, лично я буду чувствовать себя намного безопаснее, если знать, что кроме нас двоих есть кто-то ещё, кто может помочь.

 

На это Рилан в конечном итоге согласился. Пришлось согласиться и Ривелсее. Это всё, конечно, тоже для него опасно, но всё же лучше, чем если бы он пожелал отправиться с ними.

 

— Через два дома, – Нирсела сосредоточенно смотрела по сторонам и не давала ни на секунду расслабиться. Значит, уже пришли.

В отличие от прошлого, этот дом был освещён, там горели целых три окна. На улице было пустынно, и это было очень хорошо.

 

— Наш план? – Нирсела заглянула Ривелсее в лицо.

 

— Сейчас, – прошептала Ривелсея. Она бегло осматривала улицу, дом, всю обстановку. Как хотелось не ошибиться!

 

По улице шёл одинокий человек. Ночь скрывала его почти полностью, но было видно, что это мужчина. Он шёл в их сторону. Ривелсее почему-то представилось, и представилось с какой-то уверенностью, что сейчас он подойдёт к двери нужного им дома и постучит. Ривелсея махнула рукой: прячьтесь. Человек был ещё шагах в тридцати, он не мог их видеть. А дальше всё произошло именно так: он действительно подошёл к двери этого дома, действительно постучался. И ему открыли: видимо, был свой. Но раньше, чем он успел войти внутрь, на крыльце возникли ещё три фигуры. Одна из них схватила за плечо пришедшего, а другая ухватила дверь.

 

Что и говорить – их появление подняло здесь изрядный переполох. Видимо, не ждали. И нисколько были не рады, когда Ривелсея, несильно толкнув того, кто открыл дверь, зашла внутрь. Восклицания типа «а?», «кто это?», «что происходит?» заметались в воздухе. Здесь было довольно-таки кучно: человек шесть. И дом был маленький совсем, одноэтажный, что тоже было хорошо: меньше пространства – меньше искать.

 

Четыре человека сидели на скамье вдоль дальней (от Ривелсеи) стены. Один в красной куртке, двое в чёрных, один – в зелёном каком-то комбинезоне на пуговицах, почти как у Ривелсеи. Комнатка довольно уютная: и занавески из розового атласа, и свечи по углам, так что довольно светло; большое зеркало – здесь бы скорее женщине можно бы жить, Ривелсея и сама бы не отказалась. У всех четверых лица были суровые и напряжённые, на столике – пять фужеров, похоже, с вином. Скорее всего, здесь беседовали о чём-то очень важном. Неплохо было бы подслушать, но теперь-то уже поздно. Придётся творить экспромт по-военному.

 

Те двое, которые у дверей (один – пришедший, второй – открывший), смотрели на Ривелсею с явным страхом, который отнюдь не ослаб при виде её напарницы. Нирсела заперла дверь изнутри. Ривелсея за полсекунды перебрала в голове все варианты дальнейших действий. Хотелось бы помягче, но всё, что сейчас шло на ум, было немного жестоким. Что ж…

 

Ривелсея достала быстро меч, подняла его перпендикулярно руке на уровне груди. Это чтобы все поняли серьёзность ситуации. Страшно? Ну да, наверное, это было страшно. Хоть немного.

 

Только что бы сказать для хорошего впечатления. «Мы – квайзы». Не звучит. Само слово «квайзы» как-то не звучит, совсем не солидно. Хотя они сами себя называли как-то по-другому, помнилось Ривелсее. Что-то похожее немного на «квайзы», только длиннее раза в два и без всяких «а», зато с кучей «и»… Да, длинное какое-то слово, и вот оно звучало устрашающе. Но нет, его ей не вспомнить. Что ж, ладно…

 

— Именем Хейлера! – А что, красиво! Её голос, звонкий и высокий, мог произвести эффект. – Этот дом оцеплен нашей организацией. Ваш единственный шанс – сейчас же сдаться и выполнять наши распоряжения.

 

На неё смотрели все. И смотрели без понимания.

 

— И никаких штучек, – предупредила Ривелсея. – Мы с ними уже встречались. Зенрис, Готед, Гатнар – они совершили ошибку. Мы – квайзы. Не советую повторять её.

 

А вот это вызвало панику. Видимо, тут были немного в курсе последних событий.

 

— Готед? Да… Но Гатнар… Кто такой Гатнар?

 

— Гатнар жив! – Это другой, который у двери.

 

— У вас устаревшие сведения, – холодно сказала Нирсела. Какая она молодец всё-таки!

 

Один из тех, на лавке, всё время ощупывавший на себе ножны, не вытерпел и тоже достал меч. Ривелсея взглянула на него и заставила себя улыбнуться.

 

— Очень хочется попробовать? Что ж, давай.

 

Эта улыбка, кажется, тоже подействовала.

 

— Ты… кто? Ты – та… которая… Как тебя зовут?

 

Ривелсея представилась – так же точно, как и Гатнару несколько часов назад. И это тоже подействовало. На лицах теперь у всех был напряжённый страх. Кажется, ей удалось.

 

— Нам нужна книга, – ободряюще сказала Ривелсея. – Только книга, и мы немедленно вас покинем. Пройдите, пожалуйста, туда, сядьте к своим товарищам, – попросила она тех, кто стоял у двери. – Не хочу рисковать. Проследи, чтобы они все смотрели на тебя. ТОЛЬКО на тебя, – это Нирселе. – Постарайтесь держать глаза открытыми. Ещё раз говорю: я в курсе. Я уже… научена.

 

Да, действительно научена. Мир перед глазами до сих пор плавал в мягкой масляной черноте.

 

Как непривычно и как неприятно ей было вот так вот командовать. Издеваться даже, в каком-то смысле. Ну ничего, они заслужили…

 

— Что там с книгой? – спросила Нирсела. Она, похоже, уже вполне освоилась с ситуацией.

 

— Ужасно, – произнёс один из сидящих. – Но – что толку скрывать…

 

— Да, наверное.

 

— Ситуация не располагает, – хмуро сказал третий.

 

— Не располагает. Но когда узнает Терон…

 

Он постарался это прошептать на ухо соседу, но Ривелсея услышала.

 

— Полагаете, он узнает? – и снова лукаво усмехнулась. Это деморализовало окончательно.

 

— Ладно. Неси книгу. Ответственность, если что, на мне, – проговорил центральный, в чёрном.

 

Как же хорошо всё получалось! Но вот только чувство опасности почему-то не оставляло Ривелсею. Нервы, наверное. Просто нервы. Ничего с ними, хоть тресни, не поделать. Столько впечатлений за последние дни, что тут, наверное, и тронуться умом немножко можно. Но Ривелсея очень-очень старалась держать себя в норме.

 

Тот, кому поручено было нести книгу, к удивлению Ривелсеи, никуда даже не пошёл, а просто расстегнул свою куртку и достал её оттуда.

 

— Вот, – сказал он. – Возьми. Но только обращайся бережно. Это Хартогато́на Славы и Воздаяния. Другой такой книги на свете нет.

 

— Как-как? – переспросила Ривелсея. Она приняла в руки тяжёлый фолиант, на этот раз в чёрной коже. Очень тяжёлый, листов в триста, наверное. Она раскрыла – и опять разочарование. Чёрные и красные тонкие незнакомые значки.

 

— О чём это? – спросила она тихо. Что-то чувствовалось ею в этих значках, она забыла даже как-то, что все эти люди – враги, что всё это окружение в данный момент для неё крайне недружественно.

 

— Это – Хартогатона Славы и Воздаяния, – как эхо, повторил тот. – Ты хотела её видеть. Пожалуйста. Она в твоих руках.

 

И Ривелсея на миг – совершенно непонятно почему – почувствовала себя униженной и незначительной. Она держала в руках какую-то огромную тайну, но понять её не могла – как маленькая девочка, стащившая взрослую книгу. А сочетания значков были манящими, она определённо чувствовала, что во всём этом есть какой-то – глубокий и страшный – смысл. Иначе Дейвис бы не сказал, наверное, что эти две книги так уж важны. Хотя она не понимала, почему какая-нибудь книга может иметь такое значение, что можно написать такого, что нельзя выучить, чтобы обойтись без написанного? Она несколько секунд смотрела на страницу с завороженным чувством, но потом, конечно, победил ратлер.

 

— Ну, хорошо, – сказала она. Опять ей пришлось задуматься: а что теперь? «Просто так не убивай». В этот раз, наверное, да, хотя и вторая часть фразы не менее актуальна. Получалось равновесие.

 

— Хорошо. Мы уходим, – сказала Ривелсея Нирселе. Посмотрела на всех, ожидая возражений. Но таких не последовало. Очевидно, они все просто трусы. Ну и хорошо.

 

Они вдвоём быстро выскользнули на улицу. Драгоценная эта книга – ох, какая она была тяжелая – была в руках. Ривелсея запрятала её под плащ, с трудом добившись, чтобы она оттуда не выпадала.

 

— Всё, теперь быстрее!

 

Рилан ждал за углом. Они все трое рванули по улице, к воротам, где стояла повозка, и рванули очень быстро. Непонятно почему, но Ривелсее хотелось нестись быстрее ветра, не останавливаясь, вообще нигде не задерживаясь ни на секунду, чуть ли не до самой Цитадели: только там, когда страж запрёт за ней ворота, она почувствует себя безопасно. А что – её мысль бежала быстрее, чем она сама – можно, наверное, воспользоваться помощью Рилана… да конечно, можно! Он ведь для неё что угодно готов сделать – ну и замечательно! Можно будет, по крайней мере, добраться за пару дней до Невильна… Кто их там найдёт, в повозке, на дороге? Не Посольство, это точно. А потом – продать Рябинку, и вдвоём в Цитадель. Не то чтобы ей очень хотелось идти туда с Риланом, но всяко веселее, чем одной. Если он захочет. А если раздумает, то можно и оставить его в Невильне. Попрощаться, и всё. Или сбежать, если что. «И убегает прочь – секретные дела». Она внутренне улыбнулась. Больше всего ей хотелось бы запереться одной прямо сейчас в комнате в Цитадели Порядка и ничего не опасаться, и не волноваться, и не думать ни о чём хотя бы сутки. Мощь убивала страх, но вот нервы были уже сильно не в порядке, нервное возбуждение в ней росло день ото дня. И волосы, кстати, росли совершенно так же, и поэтому она сейчас бежала, подхлёстываемая своим возбуждением, постоянно поправляя свои каштановые, намокшие от пота пряди, мешавшие ей видеть впереди себя.

 

Да что, в Полуанрельте вообще, что ли, нет людей? Они бежали и бежали, минут уже пятнадцать, и им вообще не встретился ещё ни один человек. Что, все спали? Или все умерли, или сидят по домам? Ривелсее, конечно, было всё равно, но её волновала эта необычность и безлюдность. До ворот было недалеко. Ну, скоро уже понесутся отсюда быстрым ветром на лошадке. А сейчас – бегом, ещё немного. Ривелсею подгоняла мощь, Нирселу, скорее всего – её упрямство и упорство, ну а Рилана – преданность Ривелсее, и он не отставал. Всё исчезало вокруг – так всегда бывает, когда долго и упорно бежишь – и чувствовалась только усталость и горячее чувство в груди. И веяние холодного воздуха, терпкого, ночного, рассыпающего волосы во все стороны. И, совершенно неожиданно, обжигающее тепло в левой руке. Раскалённая боль вспыхнула лишь через несколько секунд после этого, вначале она даже не поняла, что случилось. Попыталась дёрнуть к глазам руку – но не смогла, её так обожгло новой болью, что она даже вскрикнула. При этом она всё ещё бежала. И хорошо, что бежала. Ещё одна боль хлестнула по ноге, на уровне бедра, но не так сильно, она и после этого не остановилась. Впереди был виден угол здания, и когда они добежали до него и завернули, то наконец-то остановились, и Ривелсея увидела, как и по руке, и по ноге тихо струится сила.

 

— Ривелсея, – крикнула Нирсела, подбегая к ней.

 

— Я поняла, – выдохнула Ривелсея. – Нам ещё везёт.

 

Нирсела быстро закрутила ей рукав плаща, дотронулась до того места, откуда текла сила. Вспыхнула боль, такая, что Ривелсея дёрнулась всем телом.

 

— Не надо, – сказала она. – Потом. Сначала надо убраться отсюда.

 

— Но ты же не можешь… – запротестовал Рилан. Он, похоже, очень переживал.

 

— Понимаешь, у тебя там прошёл медный болт. Он прошёл насквозь, но всё равно…

 

— Могу, – с отчаянной яростью сказала она. – Я не хочу быть ёжиком, а я им стану, если ещё здесь задержусь.

 

— Они применяют арбалеты, – сказала Нирсела уже на бегу. Хотя это и так было очевидно.

 

— Ничего, главное – добежать, – ответила на ходу Ривелсея. – Нирсела, ты с нами?

 

— А вы куда? – резонно спросила та.

 

— В Невильн. Я не собираюсь возвращаться к Хейлеру. Видишь сама, во что мне обходится время.

 

— А книга? – заволновалась Нирсела. – У Хейлера по-всякому надёжнее.

 

— Нет, не надёжнее. Книгу я отнесу в Цитадель.

 

— Куда-куда?

 

— Я ратлер, Нирсела, – объяснила та. – Рыцарь Разума, и теперь я возвращаюсь к себе домой. Всё, что я хотела, я уже сделала. Ты с нами?

 

Ривелсея не оборачивалась и не видела, как изменилось лицо Нирселы. Ещё через полминуты бега та сказала:

 

— Теперь понятно…

 

С каждым шагом боль в ноге у неё увеличивалась. Конечно, можно заглушить мощью, но так нельзя. Если там что-нибудь у неё вдруг хрустнет, то, значит, бежать она уже не сможет. Хотя – ладно, уже ничего. Осталось немного. Совсем немного. Не бесконечен же этот Полуанрельт.

 

Книга оттягивала ей плащ, рука не двигалась и болела, нога тоже болела, волосы намокли, дыхание было почти сбито. Ничего, ну ещё минуты четыре – и будут ворота, а там Стража и, значит, относительная безопасность: в худшем случае, оштрафуют за оружие, но точно не убьют и не дадут убить никому.

 

И когда последний переулок, который пересекался с дорогой, ведущий к воротам замка и конюшне, где поджидала их Рябинка, и она же вела и в Невильн, и даже в Цитадель Порядка (вообще-то любая дорога ведёт куда угодно, было бы только желание дойти), почти уже кончился, эти трое увидели, как впереди неожиданно появились, буквально выросли из земли, другие трое. Свернуть было некуда: вдоль дороги с одной стороны был старый деревянный дом, а с другой – высокий забор из чёрного камня. Нирсела вскрикнула – то ли от неожиданности, то ли от страха, несмотря на всё своё бесстрашие. Да и Ривелсея тоже была склонна к этому. Мощь не помогла ей, и ратлерская мораль тоже не помогла: отчаянно захотелось завопить и броситься бежать, потому что она словно почувствовала: всё, конец. Но если броситься назад… у них, скорее всего, тоже ведь есть арбалеты. А если вперёд… Ну да, вперёд. Только вперёд.

 

И вперёд же шагнул один из них.

 

— Да подождите! – сказал он. – Мы не враги!

 

Ривелсея не очень-то поверила, но как после такой фразы можно схватиться за оружие? Она остановилась на месте, подозрительно на них глядя.

 

Один из тех достал из кармана своей чёрной меховой накидки какой-то маленький мешочек.

 

— Вот, – сказал он. – Я должен вам это передать.

 

Он внезапно выронил его из рук, мешочек упал на землю и зазвенел – наверное, там были деньги. Деньги? Зачем им сейчас эти деньги? Выронивший нагнулся, чтобы поднять – и застыл, наклонив голову к земле. Ривелсея смотрела на него, немного не понимая, что происходит. Со слабым стоном свалилась на землю Нирсела: она стояла за спиной Ривелсеи, настороженная и готовая достать меч. В этот момент вперёд бросился Рилан – нет, никакой он был не боец, но парень-то, видно, что надо – и ударил коленом в зубы этого мужика с мешочком. Тот упал навзничь. Но тут же второй, стоявший сзади, как-то молниеносно дёрнул руку, что-то ярко сверкнуло, и Рилан сам со страшным криком упал на камни. Да, Ривелсее и самой не помешало бы прикупить метательных ножей, как они сейчас бы не помешали, и дура она была, что этого не сделала!

 

Но ступор, конечно, у неё прошёл, а ярость нахлынула такая, что ей самой стало себя страшно. Меч взвихрился в её руке, она вынесла его слева чуть вперёд – и полетела в вихре, а от отчаянного крика: «Слава Настенарта!», вероятно, проснулись очень многие. Тот, кого свалил Рилан, прожил очень недолго, белая звезда коснулась его только два раза, но ему хватило. Второй – тоже недолго, он бросил ещё нож, но промазал (ей, конечно, просто повезло), а потом тоже повстречался со звездой и, дёргаясь, упал.

 

— Итетон! – заорал оставшийся, третий.

 

Тогда вынырнула из тьмы ещё фигура, и лишь на секунду Ривелсея увидела яростное лицо и дурманящие безумные глаза. Ривелсея бросилась вперёд, одновременно вызывая и поднимая в себе мощь и гнев. Но ничего она не успела. По голове её ударило тяжёлым гранитом, а потом ещё раз, снизу вверх, и она закачалась. Опять – сверху вниз, она стала падать. Снизу вверх. Щекой она почувствовала землю. Сверху вниз – всё поплыло в темноте. Ещё раз. Ещё раз. И, напоследок, через всю голову. Мир закрылся снова.

 

Глава 27     Глава 29     Оглавление

Купите трилогию «Очищение духом» полностью